Главная страница » Восстание санкюлотов 10 августа 1792 года

Восстание санкюлотов 10 августа 1792 года

Людовику XVI, взошедшему на престол Франции в 1774 году, в наследство досталась подорванная Семилетней войной экономика, дефицитный бюджет и большой государственный долг, к которым добавился неурожай, вызвавший в следующем году полуторакратное подорожание хлеба. Обострение общественно-политической ситуации и беспорядки, охватившие Лилль, Камбре, Дюнкерк, Тулон, Марсель и пригороды Парижа, заставили короля созвать Генеральные штаты для «‎установления постоянного и неизменного порядка во всех частях управления». Вопреки его ожиданиям они отказались действовать в угоду королю и, объявив себя Учредительным национальным собранием, постановили разработать первую французскую конституцию. Попытка Людовика XVI разогнать их силой привела к беспорядкам в Париже, которые через месяц переросли в великую французскую революцию.

Предпосылки восстания

Штурм Тюильри 10 августа 1792 года Жан Дюплесси-Берто (1747-1819)
Штурм Тюильри 10 августа 1792 года Жан Дюплесси-Берто (1747-1819)

Принятая Национальным собранием 3 сентября 1791 года конституция не уничтожила монархию, как того требовали революционные круги, лишь лишила Людовика XVI титула «король Франции», «‎королем французов Божьей милостью и силой конституционных законов» с достаточно широкими полномочиями. Не были также отменены и феодальные повинности крестьян, зато специальным законом были запрещены рабочие организации и забастовки, а избирательное право было предоставлено только т. н. «активным» гражданам, владевшим определённым имуществом.

В октябре открылось избранное по конституции Законодательное собрание, большинство депутатов которого принадлежало к партии фельянов (либеральных монархистов). «‎Революция закончена», — заявил в собрании фельян Жан-Сильвен Байи, тогдашний мэр Парижа. То же самое было провозглашено в манифесте Людовика XVI: «Наступил конец революции». Однако ситуацию в стране стабилизировать не удалось — экономическое положение после революции только ухудшилось, а расточительство, постоянные займы на текущие расходы и обесценивание бумажных денег привели к резкому росту цен на продовольственные товары и массовым банкротствам мелких производителей. Инфляция и дороговизна затронула прежде всего беднейшие слои населения, т. н. санкюлотов, которые требовали установления твёрдых цен на продукты и контроля над деятельностью торговцев.

Влияние войны на революционные настроения

Леон Конье.Национальная гвардия Парижа уходит на фронт
Леон Конье.Национальная гвардия Парижа уходит на фронт

Тяжелое положение было и на границах Франции. Чтобы предотвратить распространение по Европе революционных идей и решить давние территориальные споры, в Вене и Берлине готовили интервенцию. Жирондисты (умеренные сторонники республики), имевшие большинство в правительстве, требовали решительно выступить против государств, «вступивших в сговор против Франции». 20 апреля 1792 года Законодательное собрание объявило войну Священной Римской империи, однако общая неготовность армии и саботаж приказов военного министерства контрреволюционно настроенными генералами привели к серьёзным неудачам. Офицеры королевской гвардии открыто торжествовали по этому поводу, с осуждением «безбожной» войны выступило духовенство, в свое время отказавшееся принести присягу новой власти (т. н. священники-отказники), и призвало верующих не платить налоги и не давать в армию рекрутов, оправдывая в своих проповедях вмешательство императора во французские дела необходимостью «восстановить во Франции христианство».

В обществе возросли антимонархические настроения — распространились слухи, что Людовик XVI готов поддержать интервентов, и в начале июня Законодательное собрание заставило его распустить личную гвардию. Увольнение королем при таких обстоятельствах трёх министров-жирондистов, которым на смену пришли фельяны, и отказ утвердить ряд декретов дали основания жирондистам призвать к вооружённой демонстрации. Она прошла по улицам Парижа 20 июня, в третью годовщину «Клятвы в зале для игры в мяч»: зачитав на площади Карусель петиции королю и Законодательному собранию, толпа ворвалась в королевский дворец Тюильри, где Людовику XVI пришлось в течение двух часов выслушивать претензии и грубости в свой адрес. Вынужденный выпить за здоровье нации и примерить фригийский колпак, король, тем не менее, проявил твердость и, ссылаясь на «закон и конституцию», отказался отозвать вето и восстановить в должностях жирондистов, после чего толпа усилиями популярного в народе мэра Парижа Жерома Петиона разошлась.

Несмотря на растущее в столице напряжение, Людовик XVI отказался переехать в Копьень под защиту генерала Жильбера Лафайета даже несмотря на то, что с 11 июля решением Законодательного собрания к оружию привели всех дееспособных мужчин — в стране началось формирование добровольческих отрядов (федератов) и пополнение Национальной гвардии (народного ополчения). Монтаньяры (самые радикальные революционеры) из числа якобинцев — Жан-Поль Марат, Максимилиан Робеспьер и Жорж Дантон — организовали и направили энергию народного недовольства против королевского двора. Их призыв взять семью Людовика XVI в заложники подхватила толпа, и 21 июля Петиону пришлось снова предотвращать мятеж. Однако подготовка к нему продолжалась — прибывшие из провинции федераты организовали тайную Директорию, в которую были включены и некоторые парижские лидеры, наладили контакты с якобинцами, по инициативе которых с 25 июля Законодательное собрание начало заседать непрерывно. В этот же день в Париж прибыло 300 добровольцев из Бреста, пять дней спустя — 500 из Марселя, и столица Франции впервые услышала «Военный марш Рейнской армии», сегодня известный как «Марсельеза».

Ультиматум французькому народу

Луи-Леопольд Буальи. "Санкюлот"
Луи-Леопольд Буальи. «Санкюлот»

3 августа в Париж пришла весть об адресованном французскому народу манифесте командующего объединенной австро-прусской армией Карла Вильгельма Фердинанда, герцога Брауншвейгского, которым он от имени двух монархов предостерег Национальную гвардию от любого сопротивления его войскам, которое будет расценено как бунт «против своего короля», возложил на членов Законодательного собрания и должностных лиц «личную ответственность за все события» и пригрозил Парижу расправой и разрушением, если его жители совершат королю и членам его семьи «хоть малейшее оскорбление или насилие».

Вместе с поступившим в тот же день сообщением о пересечении австро-прусскими войсками французской границы, манифест герцога Брауншвейгского повлек прямо противоположные его целям последствия — 47 из 48 секций Парижа поддержали петицию о лишении короля власти, и Петион от имени муниципалитета заявил Законодательному собранию, что Париж «восстановил суверенитет народа» и теперь у короля нет никакой другой власти над ними, кроме «словесного убеждения». Обсуждение этой петиции и созыв национального Конвента было назначено на четверг 9 августа, однако Законодательное собрание после предварительных двухдневных дебатов отказалось её рассматривать.

Образование повстанческой Коммуны

Демонстрация 20 июня 1792
Демонстрация 20 июня 1792

Вечером 9 августа 1792 года 28 секций Парижа образовали повстанческую Коммуну, которая всю ночь заседала в ратуше в соседней с легальным муниципалитетом комнате: первая разрабатывала план нападения на Тюильри, вторая — план его защиты. Около семи часов утра 10 августа Коммуна уведомила власти Парижа о приостановлении ее полномочий — «когда народ находится в состоянии восстания, он принимает все полномочия на себя» — и через час призвала к наступлению на королевский дворец. Хотя для обороны Тюильри был и план и опытный гарнизон из почти двух тысяч швейцарских гвардейцев и жандармов, Людовик XVI, остерегаясь насилия и кровопролития, прислушался к совету прокурора Парижа Пьер-Луи Редерера и отказаться от защиты дворца. Несмотря на настояния жены Марии-Антуанетты сражаться до конца, еще до первого выстрела королевская семья садами прибыла в помещение, где заседало Законодательное собрание. «Господа, — сказал король, — я пришел сюда, чтобы предотвратить тяжкое преступление и думаю, что я не могу быть в более безопасном месте, чем с вами». «Ваше Величество, — отвечал председательствующий Пьер Верньо, — Вы можете рассчитывать на твердость собрания: его члены поклялись умереть, защищая права народа и конституционную власть».

На правом берегу Сены батальоны Сен-Антуанского предместья, на левом — Сен-Марсельского, бретонские и марсельские федераты продвигались к королевскому дворцу без препятствий — Национальная гвардия была благосклонна к ним, а жандармы не решились сопротивляться. Авангард из мужчин, женщин и детей, вооруженных чем попало, пройдя площадь Карусель, около 8 часов появился перед дворцом Тюильри. Марсельцы начали брататься с артиллеристами Национальной гвардии. Войдя в вестибюль, восставшие призвали швейцарскую гвардию сдаться. «Сдавайтесь народу!» — закричал по-немецки командующий повстанцами Вестерманн, на что ему ответили: «Сдаться было бы позором для нас!». Их разделяла решетка и некоторые из восставших подходили к ней, чтобы убедить швейцарцев присоединиться к народу. Никто не знает с чьей стороны прозвучал первый выстрел, однако после него швейцарцы быстро очистили вестибюль и вход во дворец и бросились на площадь перед ним, рассеивая повстанцев. Как и во время штурма Бастилии, крик об измене раздался над площадью Карусель, и восставшие, считая, что попали в засаду, стремительным ударом сумели оттеснить швейцарцев обратно к дворцу.

Людовик, услышав выстрелы, написал на клочке бумаги: «Король приказывает своим швейцарцам немедленно сложить оружие и вернуться в казармы». Часть швейцарской гвардии отступила через дворец и прилегающие сады в задней части Тюильри, остальные попытались укрыться в здании парламента, но были окружены, приведены к ратуше и казнены под статуей Людовика XIV: из 950 швейцарцев в живых осталось не более трех сотен. Общие потери со стороны роялистов насчитывали 800 человек. Со стороны повстанцев 376 были убиты или ранены (83 федерата и 285 национальных гвардейцев) — простые граждане из торговых и рабочих слоев Парижа, представители более шестидесяти профессий; среди раненых были и две женщины.

Восстание санкюлотов 10 августа 1792 года

Противостояние на парадной лестнице
Противостояние на парадной лестнице

Восстание 10 августа 1792 года стало поворотным пунктом Французской революции — благосклонное к королю Законодательное собрание после победы санкюлотов постановило прекратить исполнительные функции Людовика XVI, который с семьей был арестован и помещен в замок Тампль, и созвать Национальный конвент для выработки новой конституции. В выборах в него приняли участие все граждане старше 25 лет (кроме прислуги), благодаря чему Конвент стал первым в истории Франции законодательным органом, избранным на основе всеобщего избирательного права. Одним из первых его решений, принятым 21 сентября 1792 года, было провозглашение республики и лишение Людовика XVI титула короля французов.

Якобинец Максимилиан Робеспьер и кордельер Пьер Шометт 12 августа добились от Законодательного собрания решения о праве Парижской коммуны в целях общественной безопасности осуществлять полицейские функции и арестовывать «подозрительных лиц», что положило начало первой волне террора — созданный по требованию Коммуны 26 августа Чрезвычайный трибунал, начав с преследования роялистов и священников-отказников, к концу сентября арестовал и казнил несколько тысяч человек из числа фельянов, противников идеи создания отрядов повстанцев, уволенных с должностей чиновников, в прошлом недостаточно радикально настроенных выборщиков и тех, кто критиковал решения Законодательного собрания. Выразителями настроений санкюлотов были министр юстиции Жорж Дантон и журналист Жан-Поль Марат, которые развернули активную кампанию, призывая расправиться с контрреволюционерами и «подозрительными».

Что было дальше?

Суд над королём в Конвенте
Суд над королём в Конвенте

Суд над Людовиком XVI начался 10 декабря во дворце Тюильри. Большинством голосов депутатов Конвента «гражданин Луи Капет» был признан виновным в измене нации, заговоре против воли нации и покушениях против безопасности Франции, 15 января 1793 года приговорен к смертной казни и через неделю гильотинирован на площади Революции в Париже, где 15 октября была казнена его жена Мария-Антуанетта, обвиненная в измене интересам Франции. 8 июня 1795 года в Тампли умер их десятилетний сын Людовик XVII. Единственному, кому удалось освободиться из заключения, была 17-летняя принцесса Мария Тереза Шарлотта, которую 19 декабря 1795 года обменяли на французских пленных и выслали в Австрию.

Хотя Национальный конвент работал до 26 октября 1795 года, еще с апреля 1793 года Законодательное собрание было фактически лишено власти, которая сосредоточилась в руках Комитета общественной безопасности, где доминировали Жорж Дантон и Максимилиан Робеспьер. Развязав в стране террор, они в конце концов сами стали его жертвами наряду с около 17 тысячами «врагов революции». С приходом в конце 1794 года к власти Директории Комитет общественной безопасности был реорганизован в ведомственное учреждение, которое занималось вопросами внешней политики и военными делами, ликвидирована Парижская коммуна, большинство руководителей которой также было казнено. Четырехлетнее правление Директории стало завершающим этапом Французской революции — 9 ноября 1799 года командующий всеми военными частями в Париже Наполеон Бонапарт под угрозой физической расправы заставил депутатов верхней палаты парламента распустить Директорию и передать власть временному правительству, которое окончательно положило конец революционной анархии.

Поделиться

Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вернуться наверх