Istorium

Сайт об истории, для тех, кто хочет погрузиться в прошлое со всеми его загадками!

Главная страница » Воспитание в древних Афинах

Воспитание в древних Афинах

Воспитание в Афинах

Военное воспитание в древних Афинах, как, впрочем, и в других государствах, служило государству. В воспитании детей – будущих граждан – главенствовало коллективное начало, которое было заложено еще в предыдущую эпоху. Впрочем, коллективизм был характерен для всего гражданского населения. Мальчики под надзором своих педагогов обучались грамматике, игре на кифаре и занимались гимнастическими упражнениями – бегом, прыжками, борьбой, метанием диска и копья и т. п. Причем занятия гимнастикой проходили, как правило, на открытом воздухе, и поэтому родители могли наблюдать за тем, как занимаются их сыновья. Эти игры носили характер аристократический. Игры давали «религиозную санкцию физическим достоинствам – «аретэ», облегчающим властвование над людьми». Именно поэтому в греческих городах-государствах высоко ценились физические достоинства человека.

Такое почитание унаследовано от родового строя, когда все мужское население было объединено в общую мужскую организацию, в «мужские дома». Юноши племени получали общее военное воспитание. Ночевали, как правило, в специально предназначенных для этого домах.

Если в VI – начале V в. до н. э. спортивные состязания и игры считались аристократической забавой, то во времена афинской демократии они превратились из привилегии знати в право любого афинского гражданина. Целью такого воспитания было не столько подготовка хорошего воина, сколько всесторонне развитой личности.

Воспитание ребенка было четко регламентировано законами Перикла. Уже с семи лет мальчик отбирался от родителей и воспитывался в особых детских казармах, где была установлена жесткая дисциплина. Взаимоотношения со взрослыми имели строго установленные обычаем формы. Обычай устанавливал, как мальчик или юноша должен держать себя за столом, как сидеть, что есть, как он должен петь за столом и т. д. Вместе с тем основное назначение воспитания заключалось в том, чтобы учащиеся отличались благопристойностью и скромностью.

Следует отметить, что у разных социальных слоев населения были свои специальные гимнасионы, в том числе и у неполноправных афинских граждан, т. е. таких граждан, у которых либо отец, либо мать не были афинянами. Лишь рабы не могли пользоваться ни палестрами, ни гимнасионами.

Гимнасионы считались государственными учреждениями. Возглавляли их софронисты, которых назначало народное собрание. Софронисты заботились о добродетели, поскольку спорт был призван научить человека владеть собой, соблюдать правила честной игры, возвышать свой дух.

Такое воспитание считалось первой ступенью в формировании личности гражданина.

Но, благодаря деятельности софистов, в Афинах сложилось новое представление о школе. Если раньше обучение ограничивалось чтением, письмом, счетом, музыкой и гимнастикой, то теперь софисты разработали новый предмет обучения, который, по их мнению, был необходим именно в демократических Афинах – риторику. Умение убеждать людей на народном собрании, умение управлять настроениями толпы, т. е. склонять общественное мнение к тому или иному решению – вот цель нового предмета обучения.

Свобода преподавания, однако, не предполагала свободы распространения каких-либо учений. Учитель не должен был забывать о том, что в его руках находятся будущие граждане. Он не имел права «направлять их ум по своему произволу». Он обязан был развивать в них не только любовь к отечеству, но и любовь к национальным учреждениям.

Гражданином во времена афинской демократии (495–429 гг. до н. э.) считался тот, кто являлся членом свободного сообщества многих семейств, имел его права и пользовался его привилегиями. Афиняне были очень осторожны в предоставлении чужеземцам права гражданина своего полиса. Они придавали гражданству гораздо большее значение, чем римляне; у них звание гражданина никогда не роняло цены. Но они «не извлекали из его высокой роли, вероятно, самого важного преимущества, а именно, роста за счет всех тех, кто этого звания добивался».

Гражданин пользовался гражданскими и политическими правами во всей полноте. Гражданские права состояли в праве вступать в законный брак, владеть землей и движимым имуществом, лично являться в суд для защиты своего дела. Политические права состояли в праве принимать участие в работе народного собрания, выступать на нем с речами и занимать общественные должности.

Духовный мир полиса, характеризуется, кроме влияния слова и развития публичной деятельности, еще одним моментом – граждане города-государства, сколь бы различны они ни были по происхождению, общественному положению и роду занятий, некоторым образом «подобны» друг другу. Это подобие составляет основу единства полиса, так как, по мнению древних эллинов, только подобные могут быть объединенными в единое сообщество. Все граждане, принимающие участие в жизни полиса, воспринимаются как «подобные», а затем более абстрактно – как «равные». Эта форма человеческого общества нашла адекватное выражение в понятии изономия, т.е. равное участие всех граждан в осуществлении власти.

Каждый афинский гражданин принадлежал к одному из демов: это право являлось наследственным и не было связано с действительным местом проживания. Запись юноши в дем происходила по достижении им 18 лет. При этом решался существенный вопрос о наделении гражданскими правами и официальном признании гражданином Афинского государства. Процедура подтверждения этого факта была довольно скрупулезна: кандидат в члены дема должен был под присягой удостоверить достижение 18-летнего возраста и что он – лицо свободное и законнорожденное. Пятеро демотов-обвинителей могли оспорить притязания претендента, а последний мог обратиться в суд с апелляцией. Если суд отказывал в претензиях на гражданство, государство могло продать его в рабство. При отсутствии обвинений или при положительном решении дела судом он вносился в списки демотов, после чего подвергался докимасии – специальной проверке Советом пятисот.

По достижении 18-летнего возраста молодой человек признавался граждански и политически совершеннолетним и заносился в качестве самостоятельного члена гражданской общины в общинную книгу того дема, к которому принадлежал его отец. Причем демоты (члены дема) подавали голоса о гражданских правах вносимого, так что акт принятия в дем считался своего рода испытанием (докимасией) молодого гражданина. Со вступлением в дем он становился политической личностью: выходил из-под опеки (отца или опекунов), становился под непосредственный надзор законов, пользовался гражданскими правами и обязан был исполнять гражданские повинности, мог самостоятельно вести процессы, обязан служить на военной службе и принимать на себя литургии.

По достижении 20 лет гражданина включали в список лексиарха (т. е. принимали в число совершеннолетних граждан, имевших право быть избираемыми на общественные должности) и, таким образом, государство принимало его в число своих членов. При обряде принятия его заставляли произносить клятву. Становились гражданами с 20 лет, а переставали ими быть, когда старость мешала заниматься общественными обязанностями.

Афинским гражданином можно было стать путем усыновления и с согласия народа. В народном собрании они могли участвовать с 20 лет, а занимать государственные должности – только с 30 лет. Таким образом, до достижения 30-летнего возраста мужчины не были полноправными с юридической точки зрения.

Для занятия той или иной должности мужчинам необходимо было пройти докимасию – официальное испытание, включающее в себя проверку наличия полных гражданских прав, фамильного склепа, исполнения воинской обязанности, уплаты налогов и, что особенно важно, проявления почтения к родителям. Тех, кто не почитает родителей, пишет Ксенофонт, государство подвергает наказанию и не подпускает к занятию государственных должностей. «Такой же участи достойны и те, кто не украшает могил умерших родителей. Об этом государство произведет расследование при испытании должностных лиц».

Принятый в число граждан являлся пожалованным гражданином, т. е. ставшим таковым в силу определенного законодательного акта. Пожалованные не пользовались всей совокупностью прав в Афинах и не могли быть архонтами и жрецами.

Собрание в Афинах

Приобретение прав гражданства считалось большим счастьем, но для этого требовалось выполнение многочисленных формальностей. Прежде всего законом было запрещено делать афинянином человека, который не заслужил прав гражданства какими-нибудь значительными услугами, оказанными государству. Во-вторых, надо было, чтобы какое-нибудь частное лицо внесло проект подобного постановления, а народ решил бы, что этот проект подлежит обсуждению. Если он соглашался обсудить его, то голосование происходило на особом собрании, где должно было присутствовать по крайней мере 6000 граждан. Наконец, каждый гражданин, если он не находил это предложение справедливым, мог возбудить процесс против человека, внесшего его, и суды пользовались правом отменить принятое постановление.

После докимасии эфебы (18–20 лет) признавались официально гражданами государства, но фактически не могли осуществлять своих прав, а только подготавливались к этому и, особенно, к несению военной службы. Их отцы собирались по филам и, принося присягу, выбирали трех человек из членов фил в возрасте 40 лет, чтобы иметь попечение об эфебах.

В первый год эфебы обучались фехтованию, стрельбе из лука, метанию дротика и спусканию катапульты. По истечении первого года эфебы показывали строевые приемы и получали от государства щит и копье. После этого их посылали охранять границу и дежурить на сторожевых постах.

На время несения гарнизонной службы эфебы освобождались от всех повинностей (за исключением триерархии для богатых, от которой освобождались только сироты лишь на четвертый год). Эфебы не выступали перед судом ни в качестве ответчиков, ни в качестве истцов, чтобы не было повода отлучаться. Исключение могло быть сделано только для принятия наследства или для исполнения жреческих обязанностей.

По истечении двух лет эфебы становились на один уровень с остальными гражданами. Для того чтобы эфебы были зачислены в число граждан, они должны были произнести определенную клятву, Слова присяги звучат так: «Я не посрамлю священного оружия и не покину товарища, с которым буду идти в строю, но буду защищать и храмы и святыни – один и вместе со многими. Отечество оставлю после себя не умаленным, а большим и лучшим, чем сам его унаследовал. И я буду слушаться властей, постоянно существующих, и повиноваться установленным законам, а также и тем новым, которые установит согласно народ. И если кто-нибудь будет отменять законы или не повиноваться им, я не допущу этого, но буду защищать их и один и вместе со всеми. И я буду чтить отеческие святыни. А свидетелями того да будут Аглавра, Эниамит-Арес, Зевс, Фалло, Авксо, Гегемона».

Такая клятва подтверждает, что основной обязанностью и священным правом гражданина была военная служба и защита отечества. Причем до реформ Перикла этот священный долг исполнялся бескорыстно. Служение отчизне, считавшееся ранее почетной обязанностью, стало теперь для многих источником существования.

Защищать свое государство – это почетная обязанность граждан, но со временем война властно вторгалась во все стороны жизни общества, активное участие в ней стали принимать неграждане. В критические моменты к военной помощи привлекались лица, лишенные прав гражданства, и рабы. Исократ жалуется, что «граждане изменили свой состав». Наемничество (расцвет его относится к IV в. до н. э.) способствовало разрыву связей гражданина с полисом, недаром наемников называли людьми, лишенными родины.

Воинская повинность в Афинах была обязательна для всх граждан от 18 до 60-летнего возраста. Стратеги вместе с членами Совета и демархами (волостными старшинами) ежегодно составляли список граждан, достигших 18 лет. Когда предстояла война, народное собрание определяло, граждане какого возраста должны быть призваны на действительную службу. Вероятно, соблюдалась известная очередь. Списки призываемых выставлялись на всеобщее обозрение. Пожилые граждане в возрасте 50–60 лет (самый старший возраст гражданина) в походы не посылались.

Афинское государство оказывало помощь семьям погибших воинов. Например, по закону Перикла сыновья граждан, павших на войне, воспитывались до совершеннолетия за государственный счет. Затем они получали от государства полное вооружение.

Афинский гражданин, хотел он того или нет, втягивался в общественно-политическую жизнь своего государства. Участие в общегосударственных празднествах – торжественных шествиях, жертвоприношениях, состязаниях, общественных трапезах – также сплачивало гражданский коллектив.

Впервые о гражданских правах упоминается в законах Драконта. По законодательству Драконта гражданские права были предоставлены тем, кто мог приобрести себе тяжелое вооружение (шлем, панцырь, большой круглый щит, копье и меч). Иметь все это могли только люди зажиточные, т. е. гражданство было определено через имущественный достаток. Феты не имели доступа к государственным должностям, так как не имели имущества. Государственные же должности могли занимать первые три класса .

Гражданская идея – осознание себя членом гражданского коллектива, осознание своих прав и обязанностей, чувства гражданского долга, ответственности, причастности к жизни общины и ее достоянию, огромного значения мнения или признания сограждан, зависимости от него – все это обнаруживается в полисе. Очевидно, гражданин полиса не испытывал отчуждения, не противопоставлял себя общине в целом и не ощущал ее противостоящей себе.

Афиняне очень гордились тем, что они были в Аттике не пришельцами, а «автохтонами», т. е. жили в ней искони. По словам Фукидида, Аттика вследствие скудости почвы не привлекала жадности завоевателей, так что население ее не менялось. Геродот называет афинян древнейшим народом и единственным из эллинов, не менявшим места поселения.

Досуг в Древних Афинах

Зависимость распространялась на все стороны человеческого существования. Тело грека принадлежало государству и было вручено его защите. Состояние его всегда находилось в распоряжении государства. Если государство испытывало нужду в деньгах, оно могло приказать женщинам отдать свои драгоценности, кредиторам – передать ему их закладные, собственникам оливковых деревьев – уступить ему бесплатно добытое ими масло. Это правило распространялось и на частную жизнь. Во многих греческих государствах мужчине запрещалось оставаться холостым. Государство пользовалось правом не допускать существования граждан с безобразной наружностью или калек. Оно могло приказать отцам, у которых родились уродливые дети, умертвить их (такое положение было включено Платоном в его проект идеального государства). Государство не допускало проявления равнодушия к его интересам: философы не имели права жить вдали от общественных дел, в эпоху общественных смут каждый гражданин должен был принадлежать к той или иной партии, а не занимать нейтральное положение, иначе мог лишиться права гражданства.

Тем не менее государство воспринималось афинянами не как некое необходимое зло, которое нужно терпеть ради поддержания порядка и сохранения безопасности. Наоборот, граждане Афин были весьма доброжелательно расположены к своему государству, его целям и стремлениям. Основные условия, которые полис ставил перед своими членами, заключались в их активном участии во всех его начинаниях. Государство должно не только обеспечивать условия мирного сосуществования своих граждан друг с другом, но одновременно с этим создавать предпосылки, обеспечивающие их сносное существование.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наверх