Istorium

Сайт об истории. Для тех, кто хочет погрузиться в прошлое со всеми его загадками!

Главная страница » Военная разведка позднеримской империи

Военная разведка позднеримской империи

Римская империя и сасанидский Иран являлись крупнейшими державами средиземноморско переднеазиатского региона позднеантичной эпохи. Их взаимоотношения носили преимущественно антагонистический характер, что проявилось в почти непрерывных римско-персидских войнах, длившихся с первой половины III по первую половину VII вв. Одним из периодов обострения военно-политического противостояния Римской империи и Сасанидского царства стала середина – вторая половина IV в.

Типы разведовательных войск

Эксплораторы

Современный реконструктор в облике древнеримского эксплоратора — конного разведчика.
Современный реконструктор в облике древнеримского эксплоратора — конного разведчика.

На основе информации Аммиана Марцеллина можно сделать вывод, что в римской армии, располагавшейся в IV в. на восточных границах Империи и воевавшей с сасанидским Ираном, эксплораторы не образовывали самостоятельных подразделений и входили в состав армейских тактических единиц – легионов, ауксилий, нумеров и т.п. Этот вывод косвенно подтверждается и данными Notitia Dignitatum, документа конца IV – начала V вв., в котором эксплораторы в качестве обособленных воинских подразделений упоминаются только на территории европейских провинций Империи (один нумер в Галлии, два нумера в Британии, три легиона в Мѐзии Первой и одна ауксилия в Прибрежной Дакии; всего семь подразделений). При этом следует отметить, что в ND эксплораторы выступают как пехотные подразделения (pedites), что вносит в вопрос об эксплораторах дополнительную неясность, поскольку и у Аммиана Марцеллина, и у других позднеантичных авторов эта категория разведчиков зачастую упоминается в качестве кавалерии. Однако в любом случае эксплораторы имели легкое вооружение и, соответственно, относились к легкой пехоте или кавалерии.

Прокурсаторы

Судя по всему, в римском войске прокурсаторы были легковооруженными всадниками, поскольку Аммиан, говоря о них, отмечает, что они делились на турмы, которые, как известно, в римской армии являлись кавалерийскими частями, а в другом месте историк прямо называет прокурсаторов легковооруженными воинами.

Исходя из слов Аммиана Марцеллина о том, что каждый отряд прокурсаторов имел свое знамя, подчинялся своему командиру и участвовал в открытых сражениях с персами, можно сделать вывод, что прокурсаторы в составе римской армии образовывали самостоятельные тактические единицы, которые выполняли не только сугубо разведывательные функции, но и принимали непосредственное участие в боевых действиях. Следует также заострить внимание на одной интересной детали: из девяти содержащихся в «Деяниях» упоминаний о прокурсаторах восемь относятся к боевым действиям против персов, и лишь одно – к другому военному событию (битве при Адрианополе 378 г.. Больше нигде в своем сочинении прокурсаторов Аммиан не упоминает. Объяснение этому представляется достаточно простым, ибо хорошо известно, что персы всегда делали ставку на действия кавалерии, и, соответственно, только с помощью кавалерийской же разведки римляне могли рассчитывать на своевременное получение необходимой информации о стремительно перемещающихся боевых частях противника.

Говоря о прокурсаторах и их участии в римско-персидских войнах, следует отметить еще один момент. Повествуя о персидской экспедиции Юлиана Отступника (363 г.), Аммиан отмечает, что в римской армии в качестве прокурсаторов присутствовали сарацины, т.е. арабы. Как пишет Аммиан, их отряды были включены Юлианом в состав римского войска как ауксилии. Однако в данном случае слова Аммиана не следует понимать буквально. Дело в том, что в позднеримской армии ауксилии являлись регулярными воинскими подразделениями, действовавшими на постоянной основе. Присутствие же в войске Юлиана арабского контингента было лишь отдельным эпизодом, поскольку в других случаях, как сообщает сам Аммиан Марцеллин, те же арабы могли занимать по отношению к Риму враждебную позицию из-за невыплаты им «крупных сумм под видом жалованья и подарков». Таким образом, обозначение Аммианом отрядов сарацинских прокурсаторов как ауксилий является своеобразным риторическим приемом (которые вообще характерны для литературного стиля Аммиана Марцеллина), с помощью которого историк в иносказательной форме пытается сказать, что это были просто вспомогательные кавалерийские части, предоставленные Юлиану союзным народом (в данном случае – арабами). При этом обязанности разведчиков-прокурсаторов они, скорее всего, выполняли не профессионально, а лишь по той причине, что таковые были возложены на них римским командованием.

Спекуляторы

Доклад разведчика в шатре военачальника. Миниатюра из Кодекса Вергилия, V в. н.э.
Доклад разведчика в шатре военачальника. Миниатюра из Кодекса Вергилия, V в. н.э.

При описании событий римско-персидских войн спекуляторы упоминаются Аммианом Марцеллином реже, чем другие (как было отмечено выше, всего четыре раза). Следует согласиться с утвердившимся в литературе мнением, что спекуляторы являлись шпионами, работавшими на вражеской территории либо вообще незаметно для неприятеля, либо, говоря современным языком, под прикрытием (т.е. с использованием легенды). В такой ситуации для успешного шпионажа спекуляторам, безусловно, требовались особые качества по сравнению с другими категориями разведчиков, в связи с чем их условно можно назвать самой специальной из римских специальных служб рассматриваемой эпохи. При этом очевидно, что деятельность спекуляторов носила индивидуальный характер – фактически, каждый из них был, выражаясь метафорично, «штучным товаром», а потому каких-либо структурных единиц в позднеримской армии спекуляторы не образовывали. В этом заключается их заметное отличие от коллег более ранней эпохи принципата, когда в римской армии присутствовали целые подразделения спекуляторов – например, так называемые speculatores Augusti в составе преторианской гвардии или speculatores legionis в регулярной армии. Это, на наш взгляд, связано с тем, что в период Ранней империи спекуляторы являлись не только разведчиками, но и телохранителями императора, а также его доверенными лицами в разного рода конфиденциальных делах (от передачи тайной корреспонденции до наемных убийств). В позднеримскую же эпоху функции спекуляторов, по всей видимости, ограничивались исключительно военным шпионажем. По крайней мере, в сочинении Аммиана Марцеллина спекуляторы упоминаются исключительно в качестве разведчиков, ведущих, как было отмечено выше, скрытное наблюдение за противником, в том числе и за персами. Сведения Аммиана Марцеллина не позволяют говорить о принадлежности спекуляторов к какому-либо конкретному роду войск, что опять же обусловлено спецификой их деятельности и ее ситуативным характером. Поэтому правильнее, на наш взгляд, говорить о том, что спекуляторы формировали особую категорию римских воинов, стоявшую в структурном и организационном отношении особняком от основной части римской армии.

Функции римских разведчиков

Смотр римской военной разведки
Смотр римской военной разведки

Если говорить о функциях римских разведчиков, то их главной задачей вне зависимости от того, кто был противником римлян в том или ином конкретном случае – персы, алеманы, готы или кто-то еще – безусловно, являлось получение сведений о действиях вражеской армии или же о ее намерениях. Причем, исходя из данных Аммиана Марцеллина, можно сделать вывод, что более важное значение придавалось информации не о том, что предпринимает персидская армия в настоящее время, а о том, что она собирается предпринять. Если же говорить еще точнее, то римлян, прежде всего, интересовало конкретное место и время предстоящего вторжения персов на римскую территорию. Из 20 упоминаний Аммиана о действиях римских разведчиков не менее чем в восьми (т.е. почти в половине случаев) речь идет именно об их попытках определить, когда, на каком участке и какими силами персидская армия планирует перейти римскую границу в Месопотамии. Таким образом, можно говорить о том, что в ходе римско-персидских войн преобладающую роль у римлян играла стратегическая разведка, которая была призвана содействовать планированию и организации не отдельных сражений, а целых кампаний или, как минимум, крупных военных операций (в последнем случае можно говорить об оперативной разведке).

При этом следует заметить, что Аммиан Марцеллин ни разу не говорит о том, что активные действия собираются предпринять сами римляне – речь всегда идет именно о персидском, а не о римском вторжении; соответственно, и разведывательная деятельность римлян была нацелена не на подготовку нападения на Персию, а на организацию обороны римских границ. Иными словами, в организации и направленности деятельности римской военной разведки весьма ярко проявился в целом оборонительный характер римской стратегии в IV в., не раз отмечавшийся в литературе. В связи с этим и такие внешне агрессивные со стороны има акции, как, например, вторжение на территорию сасанидского Ирана армии Юлиана Отступника в 363 г., следует расценивать скорее как превентивную меру, призванную на какое-то время обезопасить восточную границу Империи от персидских вторжений, но никоим образом не перехватить стратегическую инициативу. Собственно, и сам Аммиан в одном из мест своего сочинения отмечает, что римляне против персов воевали «скорее оборонительным, чем наступательным, образом».

Помимо своих непосредственных задач (получение информации о намерениях или действиях вооруженных сил персов), разведчики выполняли также целый ряд иных функций. Так, дважды Аммиан Марцеллин упоминает о том, что римские разведчики выступали в качестве связных, доставлявших крайне важные секретные сообщения. В обоих случаях речь идет об эксплораторах, и оба упоминания связаны с известной осадой персами Амиды в 359 г. При этом особо следует выделить эпизод, когда группа разведчиков доставила зашифрованное послание от римского посольства в Персии. Как пишет Аммиан, разведчики «принесли от Прокопия [римского посла при дворе Шапура II] …пергамент, исписанный тайнописью и спрятанный в ножнах меча. Писал он намеренно неясно, на тот случай, чтобы дело не вызвало тяжких последствий, если бы посыльные попали в плен и было расшифровано его письмо». Это известие Аммиана еще раз демонстрирует тесную связь между дипломатией и военной разведкой, неоднократно отмечавшуюся в военно-исторической литературе.

Кроме того, в обязанности разведчиков входило изучение местности с целью прокладывания оптимального маршрута для прохождения римского войска. В частности, Аммиан сообщает о том, что во время персидского похода императора Юлиана Отступника в 363 г. римский отряд во главе с комитом Виктором (который, как пишет Аммиан, «хотя и был сарматом по происхождению, но отличался неторопливостью и осторожностью» совершил разведывательный рейд до Ктесифона и сообщил командованию о том, что на пути римлян какие либо препятствия отсутствуют, и путь на персидскую столицу открыт.

Осадная разведка

Римские легионеры
Римские легионеры

Также, исходя из сведений Аммиана Марцеллина, можно констатировать еще одно направление деятельности римских разведчиков, которое условно может быть названо осадной разведкой. Говоря о персидской экспедиции Юлиана Отступника, историк, по меньшей мере, дважды сообщает о том, что прежде, чем приступить к осаде персидских городов (в частности, Ана и Майозамальхи, римляне тщательно изучали планы вражеских крепостей, особенности окружающей их местности, определяли наиболее удобные пути подхода войск к крепостным укреплениям и т.д. При этом следует отметить важность, которую римское командование придавало подобного рода мероприятиям, поскольку в обоих случаях (при осаде и Анафы, и Майозомальхи) разведкой руководил лично император, т.е. сам Юлиан Отступник. Стоит заметить, что во время одной из этих рекогносцировок Юлиан и его спутники подверглись нападению со стороны персов, совершивших внезапную вылазку, и жизнь императора на какое-то время оказалась в крайней опасности.

Результативность действий римских разведчиков, однако, далеко не всегда была высокой. Аммиан неоднократно говорит о противоречивости и ненадежности их сведений, что зачастую не позволяло римским военачальникам оперативно принимать необходимые решения и, в то же время, давало персам возможность совершать внезапные, а потому успешные военные акции. Пожалуй, самым ярким подтверждением недостаточно высокого уровня организации римской военной разведки является случай, когда во время кампании 359 г. персидский отряд в количестве 20 тысяч всадников, т.е., по сути, целое войско, смог незаметно пройти в непосредственной близости от римских конных разъездов и занять выгодную позицию неподалеку от Амиды. И если в данном случае недоработка римских разведчиков не привела к фатальным для Империи результатам, за исключением взятия персами Амиды, то в другой ситуации, а именно – в битве при Адрианополе (378 г.), подобная оплошность (недооценка разведчиками-прокурсаторами численности армии готов) стала одной из главных причин полного разгрома армии императора Валента, т.е. военной катастрофы, явившейся, фактически, крахом римской военной системы и имевшей для всей Римской империи далеко идущие разрушительные последствия.

В завершение приведем еще один, на наш взгляд, заслуживающий внимания факт. В своих «Записках о Галльской войне» Юлий Цезарь 35 раз сообщает о действиях эксплораторов и лишь трижды (т.е. почти в 12 раз реже!) говорит о спекуляторах. Представляется, что это указывает на весьма высокий уровень подготовки регулярных разведывательных подразделений – эксплораторов – в римской армии в эпоху Цезаря, т.е. на заре принципата, и значимости их роли в осуществлении военных операций. В то же время Аммиан Марцеллин, описывая римско-персидские войны, говорит о спекуляторах уже гораздо чаще – как было отмечено выше, в «Деяниях» содержится четыре упоминания о спекуляторах против девяти об эксплораторах, т.е. спекуляторы упоминаются Аммианом всего в два раза реже.

Это наталкивает на мысль о том, что на протяжении четырех столетий в деятельности римской военной разведки произошли серьезные изменения, заключавшиеся, помимо прочего, в падении значения эксплораторов и, соответственно, усилении роли спекуляторов. Иными словами, в эпоху, описанную Аммианом Марцеллином, римское военное командование делало ставку уже не на традиционную армейскую разведку, уровень работы которой, по всей видимости, оставлял желать лучшего, а на отдельных немногочисленных агентов, тайно действовавших на вражеской территории. Безусловно, это вело к сокращению объема получаемой римлянами военной информации, следовательно, к уменьшению возможностей ее валидации и, в связи с этим, к неизбежным ошибкам в планировании и осуществлении боевых операций.

Однако, как бы там ни было, деятельность римской военной разведки приносила свои плоды, и полученные с ее помощью данные являлись одним из важных факторов, определявших военные планы римского командования в отношении сасанидского Ирана и, следовательно, характер и динамику военно-политических взаимоотношений двух держав в Ближневосточном регионе.

Поделиться

Один комментарий к “Военная разведка позднеримской империи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наверх