Главная страница » Великое лиссабонское землетрясение, которое изменило ход истории

Великое лиссабонское землетрясение, которое изменило ход истории

Португалия XVIII века – империя, «над которой никогда не заходит солнце», после недавнего разрыва унии с габсбургской Испанией переживала второй этап своего возрождения. Страна владела мощным флотом, колониями на всех континентах, особенно мощными в Южной Америке и Африке, где для многих местных народов понятия «португалец» и «белый человек» были тождественны. Специи, рабы, сахар, текстиль, фернамбуковое дерево и, главным образом, бразильские золото и алмазы позволили Жуану V Великодушному за четыре десятилетия своего правления превратить Лиссабон в «цветущий сад на берегу Атлантики», как называли его современники, украшением которого стали в очередной раз перестроенный дворец Рибейра, роскошная Опера ду Тежу, многочисленные культовые постройки, театры и публичные музеи в барочном стиле.

Великое лиссабонское землетрясение

Гравюра 1755 года, изображающая руины Лиссабона в пламени пожаров и цунами, накрывающее корабли в гавани.
Гравюра 1755 года, изображающая руины Лиссабона в пламени пожаров и цунами, накрывающее корабли в гавани.

1 ноября 1755 года, в День всех святых, около 9:40 часов утра Лиссабон подвергся толчкам землетрясения магнитудой 9 баллов по шкале Рихтера — за 6 минут центр города был уничтожен трещинами до 5 метров в ширину. Через 40 минут прибрежные кварталы накрыло цунами высотой не менее 6 метров, которое поглотило гавань. После этого волны поднялись по реке Тежу где-то на четверть километра настолько быстро, что, как вспоминали очевидцы, «спастись от воды можно было только верхом». За первой волной последовали еще две. Свечи, зажженные к празднику в домах и церквях по всему городу, повлекли за собой несколько дневных пожаров, которые некому было тушить.

Землетрясение и огненная буря уничтожила в Лиссабоне до 15 тысяч зданий, стихия привела к гибели от 30 до 50 тысяч человек из 275 тысяч, проживавших в то время в Лиссабоне.

В результате землетрясения были разрушены королевский дворец с двумя сотнями полотен Тициана, Рубенса и Карраджо, библиотека из около 70 тысяч томов (включая архивы Васко да Гамы), оперный театр, в котором 16 октября прошел лишь третий со времени открытия спектакль, лучшие образцы португальской архитектуры XVI , большинство церквей, соборов и самая большая больница города Риал де Тодуш-уш-Сантуш, в которой погибли сотни пациентов.

Последствия землетрясения

Предполагаемое положение эпицентра Лиссабонского землетрясения
Предполагаемое положение эпицентра Лиссабонского землетрясения

Землетрясением были повреждены также прибрежные городки и села всей провинции Эштремадура, а также Алгарве, где уцелел только защищенный песчаными берегами город Фару, островов Мадейра и Фуншал. Волна цунами докатилась до Северной Африки, повредив монументальные береговые укрепления Сеуты и Мазагона (ныне аль-Джадида в Марокко), прошлась на юге Андалузии, чуть не уничтожив город Кадис. Последствия землетрясения ощущались в Голландии, Скандинавии, Британии, где трехметровое цунами обрушилось на Корнуолл и Ирландии, после чего образовался остров Огиниш в графстве Клер.

Во время землетрясения чудом уцелел король Жозе I Реформатор, в тот день с семьей находившийся в соборе Санта-Мария-де-Белен на окраине Лиссабона. Землетрясение произвело на него настолько удручающее впечатление, что он стал бояться каменных построек и долгое время проживал в палаточном городке на холмах Ажуды за пределами Лиссабона, на месте которого уже после его смерти построили королевскую резиденцию, а напротив разбили первый и старейший в Португалии ботанический. сад.

Действия маркиза Помбала

Руины монастыря кармелитов[en], уничтоженного лиссабонским землетрясением.
Руины монастыря кармелитов, уничтоженного лиссабонским землетрясением.

Выжил и министр иностранных дел Португалии Себаштиан де Карвал, в будущем маркиз Помбал, фактически главный министр короля. В первый же день он объявил всеобщую мобилизацию, раздал населению продовольственные запасы с военных складов, развернул повсюду полевые госпитали и временные палатки. По его приказу в городе было поставлено несколько виселиц, на которых казнились мародеры. Чтобы предотвратить распространение болезней и эпидемий, пренебрегая мнением католических священников, Помбал приказал загрузить несколько судов тысячами трупов погибших и затопить их в море.

По инициативе Себаштиан де Карваля были опрошены сотни людей во всех провинциях Португалии, что позволило собрать многочисленные данные о продолжительности, силе и масштабности Лиссабонского землетрясения, благодаря которым современные сейсмологи восстановили точную картину трагедии и установили, что эпицентр землетрясения находился в Атлантическом океане в 300 км от португальского побережья.

Восстановление Лиссабона

Помбал, Себастьян Жозе де Карвалью
Помбал, Себастьян Жозе де Карвалью

Через год Лиссабон был освобожден от мусора и начал восстанавливаться по плану, который по приказу Помбала подготовили архитекторы Мануэль да Майя, Эугенио душ Сантуш и Кароль (Карлос) Мардел. Главные изменения претерпел центральный район Байша, полностью уничтоженный землетрясением, где были разбиты новые широкие — до 4 метров, улицы с тротуарами и зданиями в неоклассическом стиле, а на месте бывшего дворца Рибейра и близлежащей площади была возведена большая Торговая площадь. Европейской новацией стали предложенные военными инженерами антисейсмические деревянные каркасы, которые производились заранее для строительства четырех- и пятиэтажных зданий.

За 15 лет средневековый Лиссабон был превращен в одну из самых современных столиц Европы с чуть ли не первой на континенте прямоугольной планировкой городского пространства, а любимая португальскими строителями разновидность барокко вошла в историю архитектуры под названием помбалевского стиля.

Лиссабонский землетрясение существенно повлиял на интеллигенцию эпохи Просвещения. О нем писал Вольтер, использовав в качестве основания для критики «лучшего из всех возможных [сотворенных Богом] миров» Готфрида Лейбница, Жан-Жак Руссо, призвавшего к более естественному образу жизни за пределами городов. Эммануэль Кант на основании собранных данных выдвинул одну из первых теорий о естественном происхождении землетрясений, заложив основы новой науки, уже впоследствии названной сейсмологией. К важным работам в этой области знаний относится и «Приходские воспоминания 1758 года», специальная анкета по 60 вопросам, разосланная Карвалу Португалией, позволившая осуществить первое объективное научное описание причин и последствий землетрясения.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наверх