Главная страница » Сараевское убийство. Выстрелы изменившие мир

Сараевское убийство. Выстрелы изменившие мир

Решением Берлинского конгресса 1878 г. Австро-Венгрия получила мандат на администрирование и оккупацию Боснийского виллаета, при сохранении формального суверенитета над ним Османской империи. Рассматривая эту территорию как плацдарм для усиления своего влияния на Балканах, в октябре 1907 года Вена аннексировала ее, что привело к общеевропейскому политическому кризису. Несмотря на успех дипломатии в преодолении угрозы великой войны, произошло существенное обострение отношений Австро-Венгрии с Сербией, которая имела свои претензии на Боснию и Герцеговину, рассматривая их как часть будущего югославского государства.

Сербия после Балканских войн

Почтовая открытка с фото эрцгерцога Франца Фердинанда за несколько минут до покушения
Почтовая открытка с фото эрцгерцога Франца Фердинанда за несколько минут до покушения

Военные успехи Белграда в Первой и Второй Балканских войнах 1912-13 годов, которые позволили присоединить Косово и Македонию, активизировали сербских националистов как в самой Сербии, так и за ее пределами — в течение нескольких лет членами тайных террористических организаций было совершено несколько, преимущественно неудачных покушений на австро-венгерских чиновников в Хорватии и Боснии. Среди таких организаций была и основана в начале века в Белграде “Черная рука“, исповедовавшая идею создания “Великой Сербии” и участвовавшая в убийстве 11 июня 1903 года короля Сербии Александра І Обреновича и организации в 1911 году покушений на губернатора Боснии генерала Оскара Потиорека и австрийского императора Франца Иосифа I. Также ими был осуществлен майский переворот.

Руководимая (с 1913 года) начальником сербской контрразведки Драгутином Димитриевичем, «Черная рука» имела тесные связи с созданной в 1912 году «сербохорватской прогрессивной» организацией «Млада Босна», боровшейся за присоединение Боснии и Герцеговины к великой Сербии, также они основали в Австро-Венгрии собственные подпольные подразделения. Членом такого подразделения был и 22-летний бывший школьный учитель Даниил Илич, который в 1913 году переехал из Сербии к своей матери в Сараево, где работал журналистом местной газеты. Как сторонник радикальных действий он довольно быстро вышел на первые роли среди подпольщиков и добился аудиенции у полковника Димитриевича, с которым встретился в Белграде. По результатам их переговоров сербский майор Воислав Танкосич в январе 1914 г. в Тулузе организовал встречу желающих «возродить революционный дух Боснии». Среди присутствовавших на ней был 27-летний продавец столярных изделий Мухаммед Мехмедбашич, взявшийся убить Оскара Потиорека. Однако и второе покушение на наместника Боснии и Герцоговины потерпел фиаско: получив 300 крон и шведский нож с отравленным лезвием, Мехмедбашич пароходом из Франции добрался до Дубровника, откуда поездом отправился в Сараево, но уже на подъезде к городу, перепугавшись жандармов, которые (как оказалось впоследствии) искали вора, выбросил оружие.

Планирование убийства эрцгерцога Франца Фердинанда

Встретившись 26 марта в Мостаре, Илич сообщил Мехмедбашичу о выборе новой жертвы. Ею должен стать наследник австро-венгерского престола эрцгерцог Франц Фердинанд, который летом планировал прибыть в Боснию с инспекцией имперских войск. Из-за сложности запланированной операции после Пасхи к ее реализации были привлечены еще шесть человек: три боснийских серба и три серба из Белграда, которые с шестью гранатами, пятью пистолетами и патронами к ним нелегально пересекли границу и 3 июня добрались до боснийского города Тузла. Куратор теракта майор сербской контрразведки Танкосич снарядил исполнителей также деньгами и таблетками с цианидом на случай непредсказуемых и крайних обстоятельств.

Полторы недели привезенное из Белграда оружие хранилось в доме Мишко Йовановича, одного из богатейших тузланских сербов, члена епархиального совета местной церкви и совета местного банка и по совместительству активиста сербской националистической организации «Народная оборона». 14 июня Даниил Илич на поезде доставил оружие в Сараево, которое он спрятал в доме матери. 18 июня он встретился с эмиссаром полковника Димитриевича, который дал окончательную санкцию на проведение теракта, — уверенности в его надлежащей организации и правильности выбора объекта покушения не было, и два дня до этого операция руководителем «Черной руки» была предварительно отменена.

День убийства

Схема места убийства
Схема места убийства

Все семь заговорщиков впервые встретились вместе 27 июня в одном из сараевских кафе, где Илич наконец-то познакомил между собой боснийскую и сербскую части группы, раздал оружие и провел инструктаж, завершив его пылкой речью о необходимости проявить храбрость ради высокой цели. Утром следующего воскресного дня, 28 июня 1914 года, Мухаммед Мехмедбашич, Васо Чубрилович, Неделько Чабринович, Цветко Попович, Трифко Грабеж и Гаврило Принцип заняли заранее определенные позиции по маршруту следования кортежа Франца Фердинанда.

Из-за плохой организации встречи визит эрцгерцога в Сараево стал цепью роковых ошибок и досадных стечений обстоятельств. Вместо шести машин на вокзале его встретило всего три, из-за чего часть офицеров службы безопасности не смогла сопровождать Фердинанда и его жену Софию, которые ехали в кортеже последними в автомобиле с откидным верхом. Кроме того, 28 июня сербы отмечают свой главный национальный праздник — Видован, — поэтому было решено горожан не раздражать и военных в меры безопасности не привлекать, ограничившись лишь 60 полицейскими, которых было явно мало для большого города.

Первая засада по маршруту имперского визита Ивичем была устроена у кафе «Мостар», где с гранатой караулил Мехмедбашич. Но он перенервничал и упустил проезд кортежа. Не справился с задачей и Чубрилович, который, вооруженный пистолетом и гранатой, был недалеко. Следующим был черед Чабриновича — в 10-10, когда спортивный «Graf & Stift» с Францем Фердинандом и Софией проезжал вдоль реки Миляцка, он бросил гранату, но та отскочила от сложенного откидного верха авто и разорвалась сзади, ранив людей. Поняв, что сейчас будет схвачен, Чабринович проглотил пилюлю с ядом и через парапет сломя голову бросился в реку. Но и тут ему не повезло — старый цианид вызвал лишь рвоту, и Чабринович был задержан и избит очевидцами теракта, которые достали его из отмелевшей из-за летней жары реки и передали полиции.

Гаврило Принцип совершает роковой выстрел

«Деликатесы Шиллера» (1908)
«Деликатесы Шиллера» (1908)

Не задерживаясь на месте инцидента, кортеж эрцгерцога на большой скорости прибыл в городскую ратушу, где возбужденный Франц Фердинанд прервал поздравительную речь мэра Фехима Курчича словами «Я приехал к вам с визитом, а меня встретили бомбами. Это возмутительно». Успокоившись, он согласился продолжить поездку по городу, план которой решением Потиорека был изменен во избежание людного центра и уже в 10-45 вместе с Софией вернулся к автомобилю. Однако приказ губернатора не был своевременно доведен до сведения водителя Леопольда Лойки, и машина с высокими гостями снова поехала по старому маршруту. Услышав окрик Потиорека, Лойка начал разворачиваться и на мгновение притормозил возле магазина «Деликатесы Морица Шиллера», где находился Гаврило Принцип, — сделав шаг вперед, тот успел дважды выстрелить с полутораметрового расстояния, пока не был обезоружен случайными свидетелями происшествия.

По дороге в резиденцию губернатора первой умерла раненая в живот София, через 10 минут — Франц Фердинанд, которому пуля попала в яремную вену. Их тела были доставлены в Триест, оттуда специальным поездом — в Вену, где после очень скромной церемонии с участием исключительно императорской семьи эрцгерцог и его жена были похоронены в церкви замка Артштеттен, поскольку чешская графиня, урожденная София Хотек, по статусу не имела права на склеп Габсбургов в Венской церкви Капуцинов.

Последствия убийства эрцгерцога

Антисербский погром в Сараеве, 29 июня 1914 года
Антисербский погром в Сараеве, 29 июня 1914 года

Покушение на наследника престола вызвало большой резонанс и вызвало антисербские беспорядки, которые в тот же день 28 июня охватили Сараево, а на следующий день — хорватский Загреб и остальную Боснию. За два дня погромов погибли два человека и были уничтожены многочисленные магазины, гостиницы и церкви «гадюк» и «хищных волков», как называл сербов католический прелат Иосиф Стадлер, призывая к расправе над ними.

Задержанные Чабринович и Принцип сдали всех соучастников теракта, которые (за исключением сумевшего сбежать в Черногорию Мехмедбашича) довольно быстро были найдены и арестованы. Вместе с другими причастными к делу, в той или иной степени участвовавшими в ней, они 12 октября 1914 года предстали перед судом по обвинению в сговоре с целью убийства и государственной измене. Объявленным 28 октября приговором пять человек были приговорены к смертной казни через повешенин (двое были помилованы императором и приговорены к 20 годам и пожизненному сроку, Даниил Илич, Велико Чубрилович и Михаил Йованович — казнены 3 февраля 1915 года), девять — оправданы, остальные одиннадцать — приговорены к разным срокам заключения. Среди избежавших смертной казни были и несовершеннолетние Чабринович и Принцип, которых приговорили к 20 годам заключения. Они содержались в суровых условиях чешской тюрьмы Терезин и умерли от туберкулеза через два и четыре года соответственно.

Проведенное расследование выявило причастность к убийству Франца Фердинанда сербских спецслужб, что дало основание Вене 23 июля объявить Сербии ультимативные требования проведения при австрийском участии расследования деятельности сербских официальных лиц, запрета антиавстрийской пропаганды и роспуска сербской националистической партии. После отклонения два дня спустя унизительного и неприемлемого для независимого государства ультиматума Австро-Венгрия начала частичную мобилизацию и 28 июля объявила Сербии войну. Ее поддержала Германия, которая в свою очередь ультимативно потребовала от Франции и России “ради безопасности Европы” прекратить “приготовление к войне против Австро-Венгрии“. Угрозы Берлина Парижем и Москвой были проигнорированы, и 2 августа Германия объявила войну России, 3 августа – Франции и Бельгии, на стороне которых 4 августа выступила их союзница по Антанте Великобритания.

«Вот и все… Мир сошел с ума» — написал на этот счет Уинстон Черчилль, — в Европе началась полномасштабная война, которая за несколько лет привела к падению четырех империй и гибели около 20 миллионов человек.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наверх