Главная страница » Пакт Молотова – Риббентропа: раздел Европы двумя диктатурами

Пакт Молотова – Риббентропа: раздел Европы двумя диктатурами

Через несколько месяцев после прихода к власти в Германии Адольфа Гитлера экономическое сотрудничество с СССР начало резко сокращаться, а тайное военное — в обход ограничений, наложенных Версальским договором, — прекратилось. Попытки их возродить успеха не имели: Третий рейх резко снизил импорт, сделав ставку на развитие собственной самодостаточной экономики, ориентированной на военные нужды. Фактически единственным межгосударственным соглашением остался возобновленный в 1931 году на три года «Договор о ненападении и нейтралитете», подписанный СССР еще с Веймарской республикой, чтобы обезопаситься, прежде всего, от Второй Речи Посполитой, возникшей после Первой мировой войны, и для получения немецких кредитов. Это и стало предпосылкой для заключения договора под названием «пакт Молотова – Риббентропа».

Предпосылки для заключения договора под названием «пакт Молотова – Риббентропа»

Слева: раздел сфер интересов в Восточной Европе по дополнительному протоколу. Справа: фактические территориальные изменения к 1941 году. Оранжевым цветом изображены территории, отходящие и отошедшие к СССР, голубым — территории, отошедшие к нацистской Германии, фиолетовым — территории, оккупированные Германией (Варшавское генерал-губернаторство, Норвегия и протекторат Богемия и Моравия)
Слева: раздел сфер интересов в Восточной Европе по дополнительному протоколу. Справа: фактические территориальные изменения к 1941 году. Оранжевым цветом изображены территории, отходящие и отошедшие к СССР, голубым — территории, отошедшие к нацистской Германии, фиолетовым — территории, оккупированные Германией (Варшавское генерал-губернаторство, Норвегия и протекторат Богемия и Моравия)

Тем временем Польша в 1932 году заключила «Договор о ненападении» c СССР, в 1934-м возобновила его еще на десять лет и аналогичную декларацию подписала и с Германией, вместе с которой приняла участие в аннексии части территории Чехословакии. Однако нарушение Третьим рейхом Мюнхенских соглашений и окончательное расчленение Чехословакии в марте 1939 г. заставило Польшу пойти на сближение с Великобританией в надежде, что они вместе с Францией станут гарантами ее независимости.

Приблизительно в это же время СССР и обеспокоенные немецкой экспансией Великобритания и Франция начали консультации по возможности заключения пакта о взаимопомощи на случай агрессии против них или стран Восточной Европы. В середине июня они вышли на уровень прямых переговоров на уровне министров иностранных дел, когда СССР неожиданно для себя получил немецкий запрос на возможность возобновления экономических отношений. Третий рейх критически страдал от нехватки сырья, прежде всего металлических руд, нефти и каучука. В ответ на направленный проект нового торгового соглашения 24 июля из Берлина поступил комплексный план улучшения советско-германских отношений, который предусматривал подписание кредитно-торгового договора и меры по политическому сближению.

Встречи Третьего рейха и СССР

В. Молотов и И. фон Риббентроп пожимают руки после подписания пакта.
В. Молотов и И. фон Риббентроп пожимают руки после подписания пакта.

3 августа министр иностранных дел Германии Йоахим Риббентроп впервые сделал официальное заявление, которым дал понять, что Германия готова рассмотреть вопрос разделения сфер влияния “на территории от Балтийского до Черного моря“. В ответ народный комиссар по иностранным делам СССР Вячеслав Молотов предложил заключить полноценный договор, на что получил согласие. Его экономическая часть была подписана 19 августа, а заключение политической Адольф Гитлер личной телеграммой попросил Иосифа Сталина ускорить, рассчитывая 1 сентября начать реализацию уже утвержденного плана нападения на Польшу.

Риббентроп прибыл в Москву 23 августа 1939 года, через два дня после завершения в Кремле третьего этапа англо-франко-советских переговоров, касавшихся военной части будущего пакта, прерванного по инициативе советской стороны на время, пока «правительства Англии и Франции не внесут полной ясности в свои позиции».

Подписание Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом (Пакт Молотова — Риббентропа). 23 августа 1939 г.
Подписание Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом (Пакт Молотова — Риббентропа). 23 августа 1939 г.

Встреча Риббентропа с Молотовым и Сталиным длилась три часа и закончилась подписанием «Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом», вошедшем в историю как «пакт Молотова-Риббентропа». Он состоял из семи статей и предусматривал обязательства обеих сторон воздерживаться от агрессивных действий и нападения друг на друга, как врозь, так и совместно с другими государствами, при любых действиях другой стороны, что предполагало невмешательство даже, если одна из сторон совершит агрессию.

Отдельной частью договора стал секретный протокол, в котором было оговорено территориальное устройство будущей Европы. Согласно ему, Финляндия, Эстония, Латвия и Бессарабия отходили в советскую зону влияния, Литва (вместе с польским Вильно, сегодня — Вильнюс) — в немецкую, а Польша «в течение дальнейшего политического развития» должна была быть разделена по рекам Писа, Нарев, Висла. и Сян.

Встреча закончилась фуршетом, открывшим тост Сталина: «Я знаю, как немецкий народ любит фюрера. Потому я хочу выпить за его здоровье».

Подписание «пакта Молотова – Риббентропа»

Неделю спустя после подписания пакта Молотова-Риббентропа, Германия начала войну против Польши и 16 сентября замкнула кольцо окружения вокруг Варшавы. На следующий день под предлогом намерения «взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии» польскую границу с востока пересекла Красная армия, после чего немецкое командование отдало приказ своим войскам остановиться на линии Белосток – Брест – Владимир – Львов – Сколе.

28 сентября 1939 г. в Москве Йоахим фон Риббентроп и Вячеслав Молотов скрепили подписями «Договор о дружбе и границе», который вычеркнул Польшу с карты Европы. По нему в СССР отошла большая часть Западной Украины (кроме Холмщины, Подляшья, Посяния и Лемковщины), и его граница, взятая под охрану войсками НКВД 16 октября, продвинулась на запад на 250-350 километров.

Раздел Польши. Справа — территории, занятые советскими войсками, слева — немецкими
Раздел Польши. Справа — территории, занятые советскими войсками, слева — немецкими

К договору прилагались три протокола — один конфиденциальный и два секретных. Конфиденциальный определял порядок осуществления обмена советскими и немецкими гражданами между обеими частями разделенной Польши, а секретными устанавливались обязательства сторон прекращать любую «польскую агитацию», затрагивающую интересы сторон, и корректировались зоны «сфер интересов» СССР и Германии в Польше: чтобы компенсировать занятый немецкими войсками территорий между Вислой и Бугом (Люблинское воеводство и восточная часть Варшавского), которые по пакту Молотова-Риббентропа входили в сферу интересов СССР, предполагалось проведение в будущем «специальных мероприятий на литовской территории для защиты интересов советской стороны».

Это открыло Советскому Союзу путь к аннексии сначала Литвы, проделанной 15 июня 1940 года, а на следующий день – Латвии и Эстонии.

Отрицание роли СССР в разделе Европы

В СССР в течение почти всего послевоенного периода существование секретного протокола к пакту Молотова-Риббентропа категорически отрицалось. Лишь в декабре 1989 года был опубликован его немецкий экземпляр, хранившийся на архивных фотопленках МИД ФРГ, и была официально заявлена ​​его подлинность на основании графологической, фототехнической и лексической экспертиз.

Оригинал советского экземпляра секретного протокола к Договору о ненападении хранился в личном сейфе Сталина, затем – в архиве ЦК КПСС, с 1987 года – в архиве президента Михаила Горбачева, а после распада СССР – президента РФ Бориса Ельцина. «Особая папка, пакет № 34» была обнаружена 30 октября 1992 года членом комиссии по упорядочению документов архива президента РФ генерал-полковником Дмитрием Волкогоновым и опубликована в печати. Ее научная публикация состоялась в январском номере московского журнала «Новая и новейшая история» за 1993 год.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наверх