Istorium

Сайт об истории, для тех, кто хочет погрузиться в прошлое со всеми его загадками!

Главная страница » Квебекский акт 1774 года: причины и итоги

Квебекский акт 1774 года: причины и итоги

Английской колониальной политике сопутствовал успех. Мощь доминировавшего на морях флота, обширные владения на всех известных континентах, огромные объёмы заморской торговли и денежных операций уже позволяли говорить о Великобритании как об империи. Семилетняя война 1756–1763 гг. завершилась выгодным Парижским миром, одним из условий которого стала передача колонии Квебек – французской цитадели в Северной Америке – под юрисдикцию Георга III. Эта провинция была совершенно непохожа на другие английские поселения на континенте: её социальная структура, нормы права и традиции воспроизводили сословные институты бывшей метрополии. Стремясь интегрировать Канаду в систему уже имевшихся владений, Лондон взял курс на ассимиляцию французов, для чего британским иммигрантам устанавливались льготные условия по приобретению земли, утверждалось английское законодательство, а католики исключались из политической и правовой жизни.

Предпосылки Квебекского акт

Провинция Квебек в 1774 году
Провинция Квебек в 1774 году

Однако деятельность первого генерал-губернатора Дж. Мюррея пошла по иному пути. Не представляя возможным управление 80-тысячным населением Квебека без поддержки французской общественно-политической элиты, он отказался создавать ассамблею по образу тех, что существовали в колониях на юге, поскольку, в соответствии с британскими нормами права, «не смог найти более пяти десятков протестантов, которые, могли бы её избирать», позволил католикам участвовать в судопроизводстве, создав так называемые суды по общим делам, действовавшие на основе довоенных законов, и даже добился согласия правительства на деятельность в Канаде «папистского» епископа. Это привело к конфликту с обосновавшимся на берегах реки св. Лаврентия британским купечеством, рассчитывавшем через законодательное собрание захватить управление завоёванной колонией, а также министерством торговли, воспринявшим инициативы Мюррея как открытое неповиновение. В 1766 г. губернатор был отозван, хотя проблема интеграции Квебека в империю осталась нерешённой.

Время распада так называемой первой империи и зарождения второй – это эпоха, когда происходили глубинные трансформации социально экономической и политической структуры Великобритании, закладывались основы её будущего мирового лидерства. При изучении североамериканской стратегии Лондона этого периода традиционно большое внимание уделяется Квебекскому акту 1774 г. как одной из причин Войны за независимость США. В его оценках доминирует «американский» подход, согласно которому данный документ был принят с целью ослабить мятежные 13 колоний и заручиться поддержкой франкоязычного Квебека в назревавшем противостоянии. Роль «канадского» фактора в его создании нередко игнорируется, иногда стремление метрополии наладить отношения с франкоязычной общиной называется одной из причин появления Акта, но и тогда подчёркивается его преимущественно антиреволюционный характер, намного реже, в основном, в канадской историографии, появление закона связывается исключительно с ситуацией в Квебеке, а влияние на начало Войны за независимость считается некритичным. Данная статья имеет цель установить главные причины создания данного документа и определить степень их взаимосвязи с ситуацией в Квебеке в первое десятилетие после завоевания.

После отставки Мюррея исполняющим обязанности губернатора Квебека был назначен другой ветеран Семилетней войны генерал Гай Карлтон. Британские коммерсанты с оптимизмом отнеслись к выдвижению этого амбициозного человека, известного напряжёнными отношениями с прошлой администрацией. Они надеялись, личные мотивы не позволят ему проводить прежний курс сотрудничества с франкоканадцами. И первоначально эти ожидания оправдывались: Карлтон демонстративно исключил из совещательного совета двух близких соратников предшественника и твёрдо отказал орденам иезуитов и реколлектов в возвращении конфискованной в годы войны собственности.

Но в вопросах отношений с французской общиной новый управляющий оказался так же прагматично настроен, как и предыдущий. Планы заселения Канады британскими колонистами и ассимиляции французов он посчитал изначально ошибочными, полагая, что лишь отдельные мехоторговцы или уволенные в запас солдаты могли довольствоваться жизнью на берегах реки св. Лаврентия, а любой здравомыслящий иммигрант предпочёл бы местным суровым зимам и малоплодородной почве другие провинции, расположенные южнее. Следовательно, писал Карлтон в министерство торговли лорду Шелборну, необходимо смириться с неприятным фактом: ещё долгие годы англичане останутся в Канаде незначительным меньшинством.

Проведя инспекцию военных сооружений провинции, он пришёл к выводу, что из всех укреплений лишь стены Квебека могут считаться более-менее надёжным укрытием для английского гарнизона. Но и они при необходимости «не способны защитить 627 королевских солдат от более чем 80 тысяч новых подданных». Считая восстание возможным, особенно в случае войны с Францией, Карлтон видел необходимым установить «самые дружественные отношения» с сеньорами, которые «имели огромное влияние на своих людей». В частности, он предложил принять на британскую службу с полным жалованием бывших французских офицеров из числа канадцев, для чего составил и отправил правительству их подробный поименный список с указанием званий.

Поиск взаимовыгодного соглашения французов и англичан

Квебекское дворянство, встревоженное сменой администрации, также искало пути к сотрудничеству. В обращениях к губернатору его представители объясняли, что дефакто в провинции продолжают действовать французские законы, поскольку английские никому не известны, кроме немногочисленных купцов и солдат. Они предлагали поспособствовать распространению британского уголовного права, хотя его бессословность и казалась аристократам чрезмерной уступкой крестьянству, однако просили оставить в неприкосновенности гражданское право, закреплявшее «привычную для всех канадцев» систему общественных отношений. Губернатор благожелательно воспринял предложение нобилитета как первый шаг на пути к дальнейшему взаимодействию и обратился к министерству торговли с просьбой восстановить прежние французские законы. Сравнивая ситуацию в Квебеке с положением в Уэльсе времён завоеваний Эдуарда I, он доказывал, что «нынешнее состояние дел не может продолжаться долго без всеобщего смятения и возмущения».

В начале 1768 г. Карлтон получил официальное назначение на пост генерал-губернатора Квебека. Поздравляя с должностью, глава департамента колоний лорд Хиллсборо упомянул, что король благосклонно отозвался о высказанных им соображениях и принял решение начать разработку ордонанса для управления Канадой. Уже в сентябре 1768 г. в рамках королевского Тайного совета была создана секретная комиссия по изучению ситуации в колонии, которая проработала до июля 1769 г. Её участники дали разгромную оценку принятой ранее политике. В числе многих недостатков главными были названы: лишение «восьмидесяти тысяч храбрых и верных подданных» политических и гражданских прав, закреплённых британской конституцией, отсутствие контроля и законодательного сопровождения деятельности католической церкви, игнорирование существующих в Канаде традиций и неписаных законов, вследствие чего вся колония оказалась в состоянии «величайшего беспорядка и смятения», требующего незамедлительных реформ. В отчёте комиссии были также предложены и меры по исправлению сложившейся ситуации: отмена религиозного ценза в сельской местности и созыв колониальной ассамблеи (на депутатов из городских округов продолжали распространяться тест-акты), допуск католиков к судопроизводству всех уровней, вывод Канады из-под юрисдикции антикатолических законов, запрет орденов иезуитов и реколлектов и учреждение должности суперинтенданта, контролирующего деятельность клира. Примечательно, что во всём отчёте остальные 13 американских колоний не были упомянуты ни разу.

Территория Квебека после экспансии
Территория Квебека после экспансии

Из всей администрации колонии лишь Карлтон владел последней информацией, однако её конфиденциальный характер не позволял включиться в обсуждение предлагаемых мер. Желая лично принять участие в разработке новой квебекской политики, губернатор принял решение отправиться в Лондон. О дальнейшей работе правительства над квебекским вопросом известно немногое. Все сопровождающие материалы были строго засекречены и уничтожались в процессе делопроизводства. Несколько записок, вышедших из-под пера юристов департамента колоний, удалось обнаружить канадскому историку середины XIX в. Р. Кристи. Судя по содержавшейся информации, главным направлением деятельности в 1771–1773 гг. являлся сбор сведений о довоенной политико-правовой организации Квебека. Среди британских правящих кругов крепла убеждённость, что привычная и желанная для английского купечества ассамблея представляется франкоканадцам совершенно чуждым институтом, ибо прежде управление колонией осуществлялось лишь губернатором и его приближёнными. Созыв такого законодательного органа, даже при участии католиков, породил бы множество проблем, начиная от крайне неопределённого круга избирателей, число которых было бы слишком узким, если туда включались только сеньоры, и слишком широким, если вообще все землевладельцы, в том числе и цензитарии, и заканчивая неизбежным противостоянием в английских и французских депутатов. Создание же ассамблеи, состоящей исключительно из англичан, стало бы вызовом французскому нобилитету. В итоге юристы рекомендовали отказаться от идеи выборной легислатуры.

Религиозный вопрос

Религиозный вопрос считался не менее важным. Департамент колоний предположил, что католическая церковь в Канаде может стать столь же прочной основой английской власти, какой ранее была для французской. Требовалось лишь прекратить её притеснение и установить строгий административный контроль. С этой целью правительству предлагалось предоставить католикам равную с протестантами свободу вероисповедания и возобновить сбор десятины для покрытия церковных расходов. При этом полученные средства следовало не распределять между приходами напрямую, а собирать в провинциальную казну с последующей выплатой в качестве содержания клирикам, что обеспечило бы их лояльность колониальным властям.

Большое внимание уделялось проблеме законодательства. В этом вопросе юристы колониального ведомства предложили исходить из главного интереса Великобритании: «поддержания мира и спокойствия» в колонии. Правовые традиции французов надлежало, в основе, сохранить, «обогатив» актом Хабеас корпус и «более совершенным» английским уголовным законодательством, исключив наиболее неприемлемые для канадцев нормы, как, например, тюремное заключение за долги. Особо оговаривалась необходимость гарантировать неприкосновенность собственности «новых подданных», а также законов, в силу которых она им принадлежит25. В данном случае речь шла о рыцарском держании, лежавшем в основе дворянского землевладения в Квебеке.

Пользуясь отсутствием губернатора, английские коммерсанты и другие протестанты активизировали борьбу за ассамблею. Они продолжали отправлять петиции, к подписанию одной из которых в 1773 г. попытались привлечь и французов. Однако традиционные пассажи о верности короне и необходимости созыва законодательного собрания не нашли поддержки ни у одного из них. Общее же количество подписавших составило 91 человек. Этот любопытный случай наглядно продемонстрировал правоту Карлтона: за исключением нескольких десятков англичан население колонии оставалось безразлично к данному вопросу.

Квебекский акт
Квебекский акт

Католическая общественность также старалась оказать давление на колониальное ведомство и отправляла королю и правительству собственные петиции. Тематика затронутых в них проблем оказалась значительно шире. Франкоканадцы изучили британскую колониальную практику и пришли к выводу, что ассамблея в Квебеке может появиться лишь после того, как провинция, пока наполняющая бюджет при помощи метрополии, станет экономически самостоятельной. В целях укрепления финансов они предлагали расширить границы колонии на плодородные угодья юга долины реки св. Лаврентия и богатое рыбой и морскими котиками северное побережье Лабрадора. Зная о работе правительства над проектом билля о новой канадской политике, авторы обращения просили на высшем уровне подтвердить их сеньориальные права, вернуть довоенное законодательство и позволить созывать и тренировать народное ополчение для защиты от индейцев.

К весне 1774 г. в Лондоне определились с основными положениями акта об управлении Квебеком на смену Прокламации 1763 г. Дошедшая до настоящего времени делопроизводственная документация департамента колоний позволяет восстановить процесс его создания. Прежде всего, юристы ведомства предложили сохранить всю полноту власти в Канаде в руках генерал-губернатора и отказаться на ближайшие годы от созыва ассамблеи, поскольку её формирование «противоречило бы желаниям большинства подданных в провинции», что, в свою очередь, «угрожало миру, благополучию и процветанию» как самого Квебека, так и всей империи.

Следующим по важности был вопрос о законодательстве. Не оставалось сомнений, что восстановление довоенных правовых норм и королевские гарантии неприкосновенности сеньориальной собственности являются условием налаживания отношений с канадским нобилитетом. Столь серьёзный шаг требовал, помимо политической воли, устранения ряда противоречий между английскими и прежними квебекскими законами, как, например, неприемлемые для британских юристов пытки при допросе или возможность неоднократного судебного преследования по одному и тому же обвинению. В названных случаях, как и в делах о государственной измене, право завоевателей имело приоритет.

Просьба о расширении границ Квебека на север и юг также была услышана. Изучив указанные в последней петиции территории, правительство не обнаружило там ни поселений, ни каких-либо признаков хозяйственной деятельности колонистов из соседних регионов. В то же время от канадцев поступило «так много прошений» о приобретении земли в этих районах, что становилось всё сложнее найти обоснование для отрицательного ответа.

Несомненно, самым сложным был религиозный вопрос. Теперь уже стало очевидно, что население колонии останется в подавляющем большинстве католическим ещё долгие годы. Сохранение этой формулировки перечеркнуло бы все усилия правительства по налаживанию взаимодействия между канадским нобилитетом и колониальной администрацией. В результате департамент колоний предложил Георгу III пойти на беспрецедентную уступку: разрешить свободное исповедание католической религии «в той степени, в которой она не нарушает королевскую супрематию», а церкви позволить собирать с прихожан десятину и даровать «другие традиционные права». Не будет преувеличением сказать, что для епископа Квебека и его прихожан это было наиболее благоприятное развитие событий из всех возможных: разумеется, протестантский монарх ни при каких условиях не потерпел бы установления в своих владениях юрисдикции Папы Римского, однако, за этим исключением, католики, фактически, уравнивались в правах с англиканами.

Конституция провинции Квебек (1775)
Конституция провинции Квебек (1775)

Второго мая 1774 г. на обсуждение Палаты Лордов был вынесен готовый документ – Акт, обеспечивающий эффективную деятельность правительства провинции Квебек в Северной Америке, – который сразу получил неофициальное название Квебекский акт. В свете имеющейся информации необходимо заключить, что его разработка и принятие стали итогом планомерной деятельности губернаторов Дж. Мюррея и Г. Карлтона, а также изменений в колониальной политике Великобритании, вызванных внутренними по отношению к Канаде факторами. Имеющиеся источники не позволяют говорить о наличии какой-либо прямой связи между протестным движением в Северной Америке и появлением данного Акта, как и вообще о зависимости политики Лондона в Канаде от событий в провинциях, что позже объявили о независимости.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наверх