Главная страница » Кровавое воскресенье — первый предвестник кровавой революции 1917 года

Кровавое воскресенье — первый предвестник кровавой революции 1917 года

На фоне поражений в войне с Японией осенью 1904 г. в Российской империи оживились политические процессы и стали все громче звучать требования принятия конституции и формирования представительных органов власти. Либеральные мероприятия Петра Святополка-Мирского, сменившего на посту министра внутренних дел убитого эсером-террористом Вячеслава Плеве, способствовали активному общественному обсуждению грядущих изменений и развертыванию агитации революционных партий и оппозиционных движений. Начавшись в среде интеллигенции, политическая активность затронула и рабочие организации, в частности «Собрание российских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», созданное при содействии власти и в 1904 году возглавляемое священником из Полтавщины Григорием Гапоном.

Собрание российских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга

Георгий Гапон и И. А. Фуллон в «Собрании русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга»
Георгий Гапон и И. А. Фуллон в «Собрании русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга»

Задуманные как профсоюзная и просветительская организация, усилиями Гапона «Собрание» довольно быстро изменила направление деятельности — с вовлечением в их ряды социал-демократов (меньшевиков и большевиков) была создана тайная внутренняя группа-кружок, которая своей целью видела экономические и политические формы борьбы «с капиталом» за права рабочего люда. Находясь на финансовом содержании власти, но пользуясь отсутствием надлежащего контроля с ее стороны, «Собрание» вело активную агитацию в фабрично-рабочей среде за радикальные методы борьбы и к осени превратилось в одну из самых массовых организаций, объединяя в своих рядах около 10 тысяч человек .

«Собрание» Гапона не осталось в стороне и общественной дискуссии по поводу предстоящих преобразований государственного устройства, и с ноября начали обсуждение опубликованных в прессе земских петиций, десятками направлявшихся на имя высших органов власти, и уже в декабре на рабочих собраниях активно поднимался вопрос о необходимости идти к Николаю II и просить у него «правды и защиты».

Первая забастовка 1905 года

Бастующие рабочие у ворот Путиловского завода. Январь 1905 г.
Бастующие рабочие у ворот Путиловского завода. Январь 1905 г.

В начале января 1905 года на крупнейшем предприятии Санкт-Петербурга — Путиловском заводе — вспыхнула забастовка, вызванная увольнением нескольких рабочих. Распространившись на остальные компании, он перерос в общегородской с рядом экономических требований и призывом идти к царю за «помощью трудовому люду». Среди радикально настроенных членов «Собрания» возник замысел подать Николаю II собственную петицию, который после некоторых колебаний Гапон поддержал и высказался за организацию по этому поводу массового шествия в Зимний дворец. Предложенный 5 января социал-демократическим активом «Собрания» текст петиции Гапон отклонил и написал собственный вариант обращения, среди основных положений которого к экономическим требованиям добавились и политические: созыв народного представительства всех классов и сословий, «чтобы сам народ помогал себе и управлял собой», неприкосновенность личности и равенство всех перед законом, свободы слова, печати, собраний и совести, ради которых «мы умрем здесь, на этой площади, перед твоим дворцом».

С начала январской забастовки власти внимательно следили за развитием событий. Тот факт, что им руководила легальная организация во главе со священником, казался надежной гарантией, что рабочие воздержатся от противозаконных действий. Уже 3 января градоначальник Санкт-Петербурга Иван Фуллон по телефонному разговору с Гапоном знал, что в предстоящей манифестации примут участие почти все рабочие столицы. Хотя его просьба помешать шествию на Дворцовую площадь были оставлены без внимания, на следующий день он отказался от предложения директора департамента полиции Алексея Лопухина арестовать Гапона, удовлетворившись его уверением, что он сможет удержать рабочих от антиправительственных действий.

Бастующие рабочие у ворот Путиловского завода. Январь 1905 г.
Бастующие рабочие у ворот Путиловского завода. Январь 1905 г.

6 января, на Крещение, когда Николай II приехал в столицу на традиционное водоосвящение на Неве, во время салюта раздался выстрел в сторону Зимнего дворца: снаряд, предназначенный для учебной стрельбы, оказался заряженным, разорвался недалеко от палатки царя и ранил городового. Вечером было принято решение об отъезде императора в Царское Село (ныне город Пушкин).

7 января министерству внутренних дел стало известно о содержании петиции Георгия Гапона. Ее политические требования произвели шокирующее впечатление, для всех стало полной неожиданностью, что ситуация выходила из-под контроля. После совещания узкого круга высших сановников в составе министра внутренних дел Петра Святополка-Мирского, министра юстиции Николая Муравьева, министра финансов Владимира Коковцова, директора департамента полиции Алексея Лопухина, градоначальника Ивана Фуллона и начальника войск гвардии и Санкт-Петербурга более 40 тысяч солдат и полицейских блокировали центр города и на всякий случай разместили войска на Дворцовой площади.

Подгтовка в маршу к Зимнему дворцу

Солдаты у Нарвских ворот накануне 9 января
Солдаты у Нарвских ворот накануне 9 января

Зная, что император в городе отсутствует, а приближаться толпой к его резиденции законом строго запрещено, на следующий день Георгий Гапон все же послал Святополку-Мирскому письмо с просьбой передать царю решение рабочих идти мирным шествием в Зимний дворец. В ответ тот распорядился арестовать «священника-социалиста», как министр охарактеризовал Гапона во время аудиенции у царя, однако полиция не решилась выполнить это поручение, ссылаясь на то, что Гапон «засел в одном из домов рабочего квартала и для его ареста пришлось бы принести в жертву не менее 10 человек».

Петиция Георгия Гапона, несколько дней обсуждавшаяся на митингах и встречах рабочих, с небольшими поправками была утверждена «Собранием российских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга» 8 января. В тот же день по приказу градоначальника по городу были расклеены объявления, предупреждавшие о запрете каких-либо манифестаций. К вечеру к председателю комитета министров Сергею Витте прибыла депутация, в которую, в частности, входил писатель Максим Горький, с просьбой предотвратить кровопролитие. Чиновник отослал ее к Петру Святополку-Мирскому, но министр внутренних дел даже не принял просителей.

Солдаты у Нарвских ворот утром 9 января.
Солдаты у Нарвских ворот утром 9 января

С верой в «царя, не знающего наших потребностей» и надеждой, что он непременно «выполнит смиренную просьбу [народа]», утром 9 января 1905 г. рабочие всех районов Санкт-Петербурга направились к Зимнему дворцу. Вместе с ними шли женщины, дети, старики, люди несли хоругви, иконы, царские портреты, транспаранты «Солдаты! Не стреляйте в народ!», пели молитвы. Всего на улицы вышли более 140 тысяч человек.

Согласно плану, в два часа дня все колонны манифестантов должны были соединиться на Дворцовой площади, где рабочие должны были вызвать царя из Царского Села. В случае его согласия прибыть рабочая депутация во главе с Гапоном вручила бы Николаю II петицию и должна была добиться от него клятвенного обещания немедленно подписать два указа — о всеобщей политической амнистии и созыве всенародного Земского собора. В случае отказа Гапон должен был выйти к народу и махнуть красным платочком, что было сигналом к всенародному восстанию, — среди манифестантов из ведома Гапона были и вооруженые большевики, меньшевики и эсеры, которые на случай неудачи мирного шествия были готовы к возведению по городу баррикад и силового захват Зимнего дворца, чтобы «все свои требования выдвинуть уже не в петиции, а в другой форме«.

Кровавое воскресенье

9 января 1905 г. Кавалеристы у Певческого моста задерживают движение шествия к Зимнему дворцу.
9 января 1905 г. Кавалеристы у Певческого моста задерживают движение шествия к Зимнему дворцу.

Около 11:30 утра приблизившуюся к Нарвским триумфальным воротам процессию с шашками наголо атаковала кавалерия. Из толпы раздались два выстрела, он сомкнул ряды и продолжил свой ход. Пехота сделала по манифестантам пять ружейных залпов. Первые ряды рухнули на землю, задние бросились наутек. Спасся бегством и Георгий Гапон, который при помощи инженера Путиловского завода социалиста-революционера (эсера) Петра Рутенберга торопливо постригся, переоделся в гражданскую одежду и нашел убежище на квартире писателя Максима Горького.

К 12 часам дня пехотой и кавалерией были разогнаны еще три колонны манифестантов, которые двигались в центр из разных районов города. В 2 часа части Преображенского полка, стоявшие у Зимнего дворца, после приказа разойтись и ряду предупреждений дали три залпа по нескольким тысячам человек, которые находились в Александровском саду, возле Дворцового моста и дома Главного штаба. Выстрелы гремели на Невском проспекте, на Морской и Гороховой улицах, у Казанского собора.

Сколько в общей сложности пострадало манифестантов в тот воскресный день точно неизвестно, а по официальным данным были убиты 96 и ранены 333 человека. Кровавая расправа всколыхнула всю страну, рабочие крупнейших промышленных центров ответили всеобщей политической забастовкой, в которой в течение января приняли участие до полумиллиона рабочих.

Последствия Кровавого воскресенья

Утром 9-го января (у Нарвских ворот). Гравюра неизвестного художника.
Утром 9-го января (у Нарвских ворот). Гравюра неизвестного художника.

10 января 1905 года деятельность «Собрания русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга» была запрещена, их счета и имущество – арестованы, лидеры – заключены. Так и не дождавшись восстания, в конце месяца Георгий Гапон нелегально перешел немецкую границу и добрался до Женевы, главного центра русских революционеров. В феврале он выступил с инициативой созыва межпартийной конференции, которая должна была объединить все революционные партии России по подготовке вооруженного восстания.

Гапон вступил в партию эсеров, однако во вхождении в руководящие органы ему было отказано и, не удовлетворившись ролью рядового партийца, в мае-июне взялся за создание «Всероссийского рабочего союза», который должен был «организовать пролетариат… и направить его в решительный смертельный за свободу и счастье народов, насмерть врагу для победы трудящихся». Для подготовки восстания был создан боевой комитет, в Петербурге Гапона должны были поддержать большевики Владимира Ленина, с которым он неоднократно встречался, однако зафрахтованный за японские средства корабль с оружием сел на мель в Финском заливе, и от вооруженного восстания пришлось отказаться.

Могилы жертв «Кровавого воскресенья» на Преображенском кладбище под Петербургом
Могилы жертв «Кровавого воскресенья» на Преображенском кладбище под Петербургом

В сентябре в Хельсингфорсе (ныне Хельсинки) на нелегальном съезде «Русского Рабочего Союза» Георгий Гапон был избран «вождем русского рабочего народа«. Однако его намерения создать организацию на внепартийной основе не нашли понимания и на этой основе он рассорился с большевиками, меньшевиками и эсерами, возлагавшими на него большие надежды как на одного из самых известных в мире революционеров.

После императорского «Манифеста 17 октября» и амнистии участников событий «Кровавого воскресенья» в декабре 1905 года Георгий Гапон вместе со своим спасителем Петром Рутенбергом вернулся в Санкт-Петербург, где возглавил деятельность восстановленных властями «Собрания русских фабрично-заводских рабочих». Через два месяца он имел неосторожность признаться Рутенбергу, с которым близко сдружился за время пребывания в Европе, который для помощи делу тайно сотрудничает с полицией, и 28 марта 1906 года был им убит.

Поделиться

dpismayk

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх