Istorium

Сайт об истории, для всех кто хочет погрузится в прошлое со всеми его загадками!

Главная страница » Как поход татаро-монголов на Кавказ и в Половецкие степи изменил равновесие сил в регионе?

Как поход татаро-монголов на Кавказ и в Половецкие степи изменил равновесие сил в регионе?

Монголы переходят горы

После разгрома Грузинского царства монголы направились к Дербенту Ширванскому, чтобы через горные перевалы выйти в степь и, выполнив таким образом приказ Чингиз-хана, возвратиться на родину. Рашид ад-дин (ок. 1247 – 1318) сообщает в своем «Сборнике летописей» речь великого хана накануне похода в Иран и Закавказье: «Согласно сему [моему] наказу, покончив эти дела в трехлетний промежуток времени, вы возвратитесь через Дешт-и Кипчак и присоединитесь к нам в нашем древнем юрте, в Монголии, так как по аналогии [с происшедшим] мы, по-видимому, за этот срок совершенно покончим с делом [покорения] земли Иранской и прибудем домой победителями и победоносными».

Данные об уходе кочевников на Северный Кавказ содержатся как в христианских, так и мусульманских источниках. Придя на территорию Ширвана, монголы разорили его столицу Шемаху и подошли к Дербенту, но пройти через него не смогли. И тогда татары послали к ширваншаху людей с просьбой прислать им десять человек для заключения мира. Убив одного «из вельмож», они пригрозили другим, что их ждет та же участь, если они не проведут их армию через Кавказ. Поскольку проход через крепость был для монголов закрыт, то с помощью оставшихся в живых провожатых они «пересекли труднопроходимые места Кавказских гор и ушли».

Предательство половцев

Субедей

Первое столкновение осетин с монголами произошло в 1222 г., когда Джебе и Субедей, пройдя через Дагестан и Чечню, вышли в тыл Алании. Аланы вступили в союз с половцами и сразились с кочевниками, но в этой битве, по свидетельству Рашид ад-дина, ни одна из сторон «не одержала верха». И тогда татары обратились к кипчакам со словами: «Мы и вы одного племени и происходим из одного рода, а аланы нам чужие. Мы с вами заключим договор, что не причиним друг другу вреда, мы дадим вам из золота и одежд то, что вы пожелаете, вы же оставьте нам [аланов]». Вбив клин между союзниками, татары разбили сначала аланов, а потом и половцев, которые, «полагаясь на заключенный мир, без опасения разбрелись по своим областям. Монголы внезапно напали на них, перебили всех, кого нашли, и взяли назад столько же, сколько отдали [раньше]. Уцелевшая часть кипчаков бежала в страну руссов». Так, доминиканский миссионер – брат Юлиан в поиске Великой Венгрии, находясь на территории Восточной Европы, сообщает: «…подступив к стране куманов, он (Чингиз-хан) одолел самих куманов и подчинил себе их страну». Венгерский монах, описывая данные события, называет их первой татарской войной, и упоминание в контексте Чингиз-хана также подтверждает тот факт, что здесь говорится о нашествии 1220 – 1223 гг. Половцы же после «предательства» татар вынуждено откочевали на запад в Причерноморские степи и за Кавказские горы, поскольку «монголы шли за ними по пятам, нападали на разрозненные отряды и убили массу кипчаков; они отняли у них гораздо больше того, что им дали в уплату за измену». На первый взгляд ситуация, сложившаяся в степях Восточной Европы в начале XIII в., очень похожа на события X – конца XI вв., когда на данной территории появились сначала печенеги, вытеснившие хазар, затем торки, вынудившие теперь уже печенегов откочевать в переделы Византийской империи, и, наконец, половцы, продолжившие эту традицию. Однако теперь картина в степи принципиально меняется: «Завоеватели с Востока – монголы – в отличие и от печенегов X в., торков середины XI в. и половцев конца XI в., имеют единое феодальное государство. Чингиз-хан и его эпоха преодолели рознь отдельных племен и родов путем жестокой внутренней борьбы и устремили все хищнические аппетиты монгольской кочевой знати на завоевание новых пастбищ и земель. Чингиз-хан осуществил в Монголии то, что не сумел, да и не смог бы сделать Кончак в половецкой степи в конце XII в.».

Прибытие половцев в Венгрию

А в 1222 г. часть кипчаков хлынула на территорию Закавказья. В исторической литературе нет единого мнения о пути продвижения кочевников на том основании, что в источниках на этот счет существуют противоречивые данные. Ряд исследователей считает, что кипчаки попали на территорию закавказских государств через Дербент. Хитростью взяв город, они двинулись к грузинской крепости Кабале и осадили ее, затем ушли к Гандже, где и расположились.

Армянский летописец Киракос Гандзакеци сообщает: «Когда минуло некоторое время, поднялись другие войска из гуннов, которых называют кипчаками, и явились в Грузию к царю Лаша и азарапету Иванэ, чтобы [последние] выделили им место для поселения, а они (кипчаки) служили бы им верою. Но они (царь и Иванэ) не согласились дать им пристанище». Аноним Себастаци, упоминая в своей летописи о нашествии половцев, практически один в один передает текст Киракоса. Вардан Великий также описывает данное событие «вышло войско от хонов (гуннов), называемых хепчахом, которое пришедши в Ганзак соединилось с мухалами». Мхитар Айриванеци вообще не говорит о самом нашествии кипчаков, а упоминает только о том, что они разбили в Гандзаке Георгия IV Лашу. Как мы видим, армянские источники сообщают нам довольно противоречивые данные. Так, ни Вардан Вардапет, ни Мхитар Айриванеци не упоминают ничего о переговорах между грузинским царем и кочевниками. Ибн ал-Асир в своем труде передает речь кипчаков к наместнику Узбека в Гандже – эмиру Кушкаре: «Мы направились на службу к вашему султану, однако ширваншах помешал нам. Поэтому мы вторглись в его страну и захватили крепость, которую потом оставили вовсе не из-за боязни. Что касается владетеля Кабалы, то он – ваш враг. Если бы мы захотели быть заодно с грузинами, то мы прошли бы не через Дербентский проход, это – путь самый трудный, утомительный и дальний, а прошли бы в их страну так, как это мы делали ранее» . По нашему мнению, рассуждения кочевников о том, что они намеренно пошли более сложной дорогой, кажется не совсем искренними, поскольку в течение XII в. кипчаки неоднократно обращались за помощью к грузинским царям. Первый раз при Давиде Строителе (1089 – 1125) на территорию государства была принята орда половецкого хана Отрака. Источники также содержат сведения и о том, что кочевники находились в пределах Иверии при Георгии III (1156 – 1184) и во времена царствования царицы Тамар (1184 – 1214).

Так, «во времена Георгия III в Грузию пересилилось несколько десятков тысяч кочевников. А при царице Тамар был введен термин “новые кипчаки”, чтобы отличать их от старых переселенцев». В свою очередь М.П. Мургулия и В.П. Шушарин находят, что «к концу 1124 г. сложились враждебные отношения между половцами Отрока и царем Давидом IV, что после 1124 г. на службу к царям Грузии приходили лишь военные отряды половцев и только после монгольского завоевания половецкой земли в Грузию пришла сравнительно небольшая половецкая общность». Исследователи также убедительно доказали, что термин «новые кипчаки» не позволяет говорить о наличие в Грузии «поселенцев-половцев» до начала правления Тамар. Постоянным местом пребывания кочевников оставалась половецкая земля и лишь отдельные отряды приходили в царство на службу.

Половцы, разгромленные монголами, на наш взгляд, вынужденно переходили Кавказские горы «самым трудным, утомительным и дальним путем». Вероятно, они все-таки обратились за поддержкой к своим прежним союзникам, а получив отказ, повернули в сторону Дербента. Разоренная Грузия была просто не в силах разместить на своей территории войско кипчаков. В это же время Георгий Лаша пытался заключить династический брак между своей сестрой Русудан и ширваншахом. «Грузинская летопись сообщает о прибытии в 1222 г. в Багаван – Баку, резиденцию Ширваншахов и вторую столицу Ширвана, грузинского царя» для организации свадьбы, однако, мероприятие расстроилось, потому что Георгий Лаша здесь заболел и умер, а Русудан возвратилась в Грузию и вскоре была провозглашена царицей. То есть прибытие половцев на территорию царства произошло все-таки до взятия Дербента (по армянским источникам они просили места для поселения у царя Георгия и азарапета Иване), позже это произойти просто не могло из-за смерти Лаши. Еще при жизни, заручившись поддержкой Гершаспа I, государь Ширвана, он не нуждался в военной силе кипчаков.

Возможно, именно поэтому владетель Дербента Рашид на просьбу кипчаков предоставить им земли для поселения дважды отказывал им, а С.Б. Ашурбейли убедительно доказала, что он являлся братом ширваншиха Гершаспа I. Ширван, несмотря на то, что династический брак между двумя государствами не состоялся, находился в союзе с Грузией. Кочевники смогли расположиться только в окрестностях Гандзака, а «те охотно приняли их, ибо их очень притесняли грузинские войска, разорявшие их страну и угонявшие в плен людей и скот. Предоставили им место для поселения в окрестностях города, помогли им продовольствием и питьем, надеясь с их помощью противостоять царству грузинскому. А войско гуннов обосновалось там и обрело покой». Атабек Иване с войском выступил против них, но потерпел сокрушительное поражение. А сообщение Мхитара Айриванеци о том, что «кипчаки разбили в Гандзаке Лашу», является скорее всего ошибкой при переписке или при переводе, так как он к этому сражению уже умер.

Однако союз между кочевниками и наместником Узбека в Гандзаке длился недолго, поскольку половцы стали разорять окрестности города, что вызвало волну протеста среди его жителей. И в 1223 г. объединенными силами закавказских государств они были частью уничтожены, а частью взяты в плен.

Вторжение войск Джелал ад-дина

Джелал ад-дин

Разгромив кипчаков, Грузино-армянское царство столкнулось с новой угрозой нашествия. В 1225 г. из Пакистана на территорию Закавказья вторгся сын хорезмшаха Мухаммеда – Джелал ад-дин, скрывавшийся в Индии от монголов. За короткий промежуток времени, завоевав значительную часть Азербайджана, он подошел к территории Грузинского государства.

К. Гандзакеци в своей «Истории» сообщает следующее: «Вышеупомянутый северо-восточный народ, именуемый татарами, довел до крайности хорезмского султана Джалала-дина, разбил его войско и ниспроверг страну. Его [самого] обратили в бегство в Агванк: он пришел в город Гандзак и захватил его. [Султан] собрал бесчисленное войско из персов, мусульман и тюрок и вторгся в страну армян. Узнав об этом, Иванэ сообщил грузинскому царю и стал собирать большое войско против султана. И в гордости великой, чванясь, они дали обет: если одержат над ним победу – обратить в веру грузинскую всех подвластных им армян, а сопротивляющихся – истребить мечом». А арабский летописец Джувейни, описывая события, связанные с нашествием хорезмийцев, говорит, что грузины намеревались совершить поход против султана Джелал ад-дина, затем двинуть свои войска на Багдад, устранить халифа, а на его место назначить христианское духовное лицо.

Попытка государей Азербайджана, Армении и Грузии создать коалицию против хорезмшаха не увенчалась успехом. Согласно Ибн ал-Асиру, «в 1225 г. курджи готовились к вторжению в Азербайджан, но затем стало известно, что Джелал ад-дин овладел Марагой, и это заставило отказаться их от своего намерения. Они обратились к атабеку Узбеку с призывом совместно выступить против Джелал ад-дина». Однако хорезмшах не дал им возможности собраться.

В сентябре 1225 г., захватив Двин, Джелал ад-дин вторгся на территорию Армении и расположился с войском в Араратской долине. Затем он двинулся на Котайк, здесь близ Гарни произошла битва с грузинскими войсками во главе с атабеком Иване Мхаргдзели, потерпевшими сокрушительное поражение. По сообщению Ибн ал-Асира, Джелал ад-дин попытался заключить союз с царицей Русудан, однако получил решительный отказ: «У нас побывали татары, которые, как тебе известно, расправились с твоим отцом, имея большее количество войск и большую силу духа, и завоевали вашу страну, но мы на них не обратили внимания, и они думали лишь о том, как бы унести свои ноги».

В исторической литературе сложилось и стало традиционным мнение, что ширваншах только единожды в 1226 г. захватил Тбилиси. А спустя год армянские и грузинские князья, собрав войско, напали на Джелал аддина и освободили столицу. Однако султан дважды совершал поход на Грузию и этому есть подтверждения в Картлис Цховреба. Царица Русудан «призвала войска восточное и западное: Шанше – мандатуртухуцеса, Авага – амписалара (сын атабека Иване), Варама – мсахуртуцеса, [войска] эров, кахов, сомхитаров, джавахов, месхов, таойцев, Цотне Дадиане, абхазов, джиков, открыла ворота Дарьяльские и впустила оттуда осетин, дурзуков и всех горцев. Собралось множество их в Начармагеви, и всех она направила на битву с хорезмийцами. Они прошли Тифлис, а султан стоял лагерем около Болниси. Когда сторожевые посты султана заметили их приближение, они сообщили об этом султану. Он двинулся вперед, и началась страшная битва. Вначале грузины побеждали, но бог был разгневан на грузин и никак не мог унять этого гнева и опят вспоминал наши грехи. И снова царские войска потерпели поражение и бежали. А султан снова пришел в Тифлис. Если что-нибудь еще осталось для разграбления, он грабил и уничтожал» .

После разгрома грузинских войск Джелал ад-дин двинулся на осаду Хилата, который взял в 1230 г. Это была последняя победа хорезмшаха, поскольку против него была создана коалиция, в которую вошли владетель Дамаска ал-Малик ал-Ашраф, владетель Хомса алМансур Ибрахим Ширкух, правитель Хартабирта Нур ад-Дин Уртук-шах, правитель Халеба Шамс ад-Дин Саваб, султан Банйаса ал-Азиз Усман. Решающее сражение между хорезмшахом и коалицией произошло 28 рамадана 627 г. х., в котором армия султана была разгромлена. После поражения Джелал ад-дин с остатками войска ушел в Муганскую долину.

Глава исмаилитов Ала ад-дин Мухаммад III «прислал к татарам уведомить их о слабости Джелала ад-дина по случаю нанесенного ему поражения, побудить их напасть на него, вследствие этой слабости, и уверить их в победе над ним».

Поход татаро-монголов против Джелал ад-дина

По сообщению Ибн ал-Асира, хорезмшах неоднократно сражался с монголами на территории Закавказья в 1226 – 1227 гг., но это скорей всего были отдельные отряды кочевников, совершавшие периодические, спонтанные набеги на регион, что не было нормой или организованным столкновением с войсками султана.

Угедей-Хан

Однако поход 1230 г. был спланирован Угедей-ханом, сыном Чингиз-хана, правившим после его смерти. В Азербайджан направилось 30-тысячное войско во главе с Чармаганом.

Вторжение монголов заставило Джелал ад-дина искать союзников. Рашид ад-дин в своем труде передает текст послания султана к правителям соседних государств: «Войско монголов очень велико, на этот раз больше, чем всегда, и воины этих стран страшатся их. Если вы не окажете помощь людьми и снаряжением, то я, который стою стеной, пропаду, а у вас не окажется возможности противостоять им. Щадя себя и детей и [всех] мусульман, каждый подайте помощь одним полком войска со знаменем, дабы, когда до них (монголов) дойдет молва о нашем соглашении, они получили бы хоть небольшой отпор, а также и наши воины приободрились бы. Если же в этом отношении будет допущено какое-либо пренебрежение, то сами увидите, что будет, и получите то, что достанется». Поддержки со стороны Хлата и Иконии султан так и не дождался, а напротив получил решительный отказ.

Под напором монгольских войск, он отступил сначала в район Хлата, а отсюда в Амид, где его относительно небольшое войско окончательно было разбито, а сам он бежал и был убит в горах курдами. Гандзакеци так описывает гибель Джелал ад-дина: «Татары, вынудившие его к бегству с родины своей, напали на него, погнали до Амида и там нанесли жестокое поражение его войску. В этом бою и погиб тот нечестивый властитель. Другие говорят, что, когда он бежал пешим, его встретил кто-то и, узнав, убил, [мстя] за кровь какого-то своего родственника, которого тот когда-то убил. И так зло было уничтожено злом».

Итоги нашествия татаро-монголов

Итак, в результате нашествия монголов 1220 – 1223 гг. на Северный Кавказ, несмотря на разорение отдельных областей, Алания не потеряла своей независимости, а ее население не было оттеснено в горы, что произошло позже после похода, организованного в 1238 – 1239 гг. Однако эти события привели в динамику половецкие орды, вынужденные откочевать на территорию Грузии, Армении и Азербайджана. Также в закавказский регион из Индии, где вынужденно скрывался от монголов, возвратился хорезмийский султан Джелал ад-дин, который попытался создать здесь новое государство, однако религиозные противоречия между отдельными областями помешали ему это сделать. Дважды ему удалось взять столицу Грузино-армянского царства, но его самого разбили сначала войска коалиции, а затем и монголы в 1230 г., посланные Угедей-ханом во главе с Чармаганом.

Поделится

2 комментария для “Как поход татаро-монголов на Кавказ и в Половецкие степи изменил равновесие сил в регионе?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наверх