Как Китай и Российская империя Джуганарское Ханство делили

Джуганарское Ханство

Монголия в целом и Джунгарское ханство в частности имели немаловажное значение в российско-китайских отношениях. Государство ойратов в XVII–XVIII вв. стало тем фактором, который обеспечил стабильное освоение русскими южно-сибирских территорий. Джунгарское ханство являлось тем противовесом, который длительное время не позволил Цинской империи вести интенсивную наступательную политику по отношению к регионам Центральной Азии и Южной Сибири.

Падение Джуганарского Ханства и его последствия

Падение Джунгарского ханства привело к активизации движения Китая на северо-запад. Это неизбежно вело к возникновению противоречий между Российской и Цинской империями в этом регионе.

Цинская Империя во второй половине 17 — 18 вв.

Учитывая то, что освободившиеся от ойратов пастбища влекли к себе соседей, цинское правительство в 1764 г. заявило о том, что не допустит самовольных вторжений в пределы Джунгарии. Тем не менее, процесс занятия казахами западных земель становился необратимым. Учитывая это, указом богдыхана от 1763 г. казахам Средней Орды было разрешено кочевать в степях Джунгарии при условии уплаты со 100 лошадей по одной лошади и с 1000 баранов по одному барану.

В 1767 г. цинские власти разрешили казахам прикочевать в Джунгарию на зимовку, уплачивая при этом налог. Джетысуйскую область заняли казахи и киргизы. Любопытно, что киргизы,сохранили воспоминание об этом переселении, хотя воспоминание о более раннем их переселении (наоборот, из Джесытуйской области) исчезли из памяти. Поэтому они считают своей родиной Фергану.

Одним из казахских племен, оставшихся впоследствии в большей части в составе Синьцзяна, были киреи. Кроме того, в составе северо-западной провинции Цинской империи оказались казахские роды джас-табан, меркит, джантекей, ители, чиреучи, каракас, молху (мулку), сар-бас, чубар айгыр, кунь садык, чий моин. После падения Джунгарского ханства возникла и этнографическая группа тюркских долонов с центром в Маралбаши, происхождение которой связывают как с монголами, так и с уйгурами, киргизами или казахами, окончательно этот вопрос «остается нерешенным» . На территории Синьцзяна оказались племена Старшего жуза албан (алдан) и суван, занимавшие Приилийскую долину, а также племена Среднего Жуза кереи, найманы и кызай.

В конце XVIII – начале XIX в., казахи и киргизы занимают все Семиречье, и часть уходит даже в Синьцзян и Монголию, принимая подданство империи Цинн. «Тяньшаньским киргизам и казакам, признавшим маньчжурское подданство, было дозволено занимать опустевшие калмыцкие земли». Часть киргизов (племя нюгейт) поселены у подножия Музарта.

В условиях освобождения значительного числа кочевий Джунгарского ханства между казахами и киргизами развернулась ожесточенная борьба за пастбищные территории, о чем ярко повествуют китайские источники. Абулфеиз уже в 1764 г. совершил поход против киргизов, захватив большое число пленных. Отвечая на жалобу султана Аблая, богдыхан с удовлетворением отмечал, что казахи и киргизы – «оба эти народа почтительно прислушиваются к нам и стали нашими вассалами». «Ныне ты докладываешь, – отвечал Цяньлун султану Аблаю, – что буруты напали на вас, казахов. Абулфеиз с более чем двухтысячным войском ограбил бурутов, и на обратном пути его видели наши сановники <…> Оставьте мысли о мелочной выгоде и тогда будете вечно пользоваться нашей милостью, пользоваться безмятежным спокойствием. Прилагайте усилия к этому… Мы не будем покрывать ошибки никого из вас. Не будет и снисходительности никому из вас».

Важным событием в процессе заселения земель Джунгарского ханства имело переселение значительной части волжских калмыков в Синьцзян. Учитывая, что их переселение представляло определенную угрозу для южно-сибирской пограничной линии, командование войсками в Оренбургской губернии и на Сибирской линии незамедлительно приняло «энергическия» меры, пишет Н.С. Гуляев, «для возможного отпора вторжению». Даже русское население было вооружено холодным оружием. Наибольшее опасение вызывала судьба Змеиногорского серебряного рудника. По приказу командующего войсками на Кузнецкой и Колыванской линиях полковника Скалона все селения были обнесены «надолбами и рогатками», а пограничные с Джунгарией укрепления были в еще большей степени усилены.

Учитывая значительные потери ойратов в период падения Джунгарского ханства, им все-таки удалось определенным образом реанимировать этнос во многом за счет переселения волжских калмыков. Между реками Кобдо и Буянту поселились олеты. Южнее олетов на обоих склонах хребта Алтаин-нуру, а также на северовостоке в бассейне р. Цэнкир-гола и на юго-западе в бассейнах левых притоков рек Булугуна и Бодунчи поселились ойратские пограничные военные части цзахачины. Вернувшиеся из России хошоуты и торгоуты были поселены в районах бассейна нижнего течения Булугуна. Хойты поселились на северных склонах хребта Алтаиннуру по р. Кобдо ниже устья Суока.

Действия Цинской империи, для увеличения своего влияния в регионе

Расширение территорий Российской империи

Несмотря на неудачные попытки присоединения Казахстана и Горного Алтая к Китаю, предпринятые после падения Джунгарского ханства и оказавшиеся тщетными, цинский двор все-таки не оставлял надежды подчинения впоследствии казахов и алтайских тюрок. Тем более Пекин не признал вхождения Горного Алтая в состав Российской империи. Китайское правительство выражало явное неудовольствие тем, что Россия, «вошед в китайския земли, открывает рудники и получает из оных руду, чего для китайцы принуждены стали затворить с ней свои торги». При этом правительство богдыхана делало основной упор на активные внешнедипломатические усилия в этом направлении. Об этих попытках информировал в своих донесениях генерал-майор Густав Штрандман.

С целью получить расположение Вали-хана к нему было направлено китайское посольство с «единственной» целью сообщить, что сын Вали-хана, по дороге заболевший оспой, благополучно прибыл в Пекин. «Не думаю, – естественно сомневался Штрандман, – что горделивыя китайцы могли послать к киргизскому хану с таким маловажным известием посольство…».

Объяснение этому событию дается в этом же донесении. Китайцы осторожно намекали, что «ест ли и Вали хан по-прежнему имеет от России какое себе неудовольствие, то оставил бы здешния места и приблизился к китайским границам, где обещают ему отвести хорошую землю и делать всякое удовольствие…». Однако Вали-хан отвечал, что «он хотя и имел прежде некоторыя неудовольствия, но ныне всем доволен, и от российской императрицы получает как хлебное, так и денежное жалованье, а с пограничными начальниками находится в дружбе, то и не находит надобности переселяться в их земли…». По информации этого источника, «Вали-хан как по постороннему разведанию, так и по ево собственному примечанию, показывает к России хорошее расположение…».

Аналогичная ситуация складывалась и на Алтае, где «Китайцы, разъезжая по улусам ясашных российских калмык (алтайцев), кочующих за Колыванской линией по рекам Семге и Пещаной, разстоянием от линии около двухсот верст, закапывали в секретных местах каменныя доски с надписями на их диалекте, изживали калмыков с тех мест, на которых они издавна обитают, с великими угрозами, называя те места себе принадлежащими, а калмык подвигали к нашей линии, из чего доволно доказывалось, что они желали распространить границы свои и российския умалить…». По указу Ее императорского Величества Штрандман получил «высочайшее повеление, по которому за первой предмет поставлялось тех калмык успокоить и в случае упорства китайскаго защищать их действием воинских команд».

По приказу Штрандмана в эти места были направлены воинские команды, чтобы они могли «сей народ уговорить и монаршим покровительством уверить, а также пригласить послать от колыванских заводов для открытия новых полезных рудников одного чиновника, предписав при том капитану Гренингу, чтоб он всех тех калмык, кои от угроз катайских оставя прежния свои места приблизились к линии, обнадежив защищением, препроводили б обратно в те места, кои с издали ими занимаемы были; а для всегдашняго их ободрения и для примечания Китайских покушений оставил бы на все нынешнее лето посредине мест их небольшую воинскую команду, сам бы проехал чрез реку Катуню на вершины реки Бухтармы, и потом по сей реке в крепость Устькаменогорскую, делая на всякой случай особливо когда понадобится впредь местоположению описание…» . Алтайцев, «кои были от китайцев в великом страхе, а особливо четыре волости, которыя уже и скота своего загнали в самыя труднопроходимыя горы, в коих и своего убежища искать были намерены, он, Гренинг, всех ободрил и сам в прежния их места препроводил, чем столко они были обрадованы, что не знали, как изъявить Ея Императорскому Величеству за защищение их в том отдаленном крае, подданнической своей благодарности…».

Разделение спорных территорий между империями

Отсутствие четкой пограничной линии между Китаем и Россией в Центральной Азии хотя и не доводило до открытых конфликтов между двумя великими державами, создавало определенную напряженность во взаимоотношениях пограничных властей и местных народностей. И только Пекинский договор 1860 г., Санкт-петербургский договор 1881 г. и последующее пограничное размежевание в основном решили проблемы разграничения российских и китайских владений в Центральной Азии.

Разделение Центральной Азии между Российской и Цинской империей повлияло на этнические процессы среди народов бывшего Джунгарского ханства. Современными потомками ойратских племен в западной части Монголии и северной части Синьцзяна называют «дэрбэтов (дербеты), торгутов (торгоуты), баитов (баят), хошутов (хошоуты), дархатов (дархад), захчинов (захчууд), олетов, мингатов (мянгад) и хойтов». К началу XX в. под Западной Монголией понимали «территорию, обнимающую Кобдоский округ, Цзасакту-хановский и Сайн-нойоновский аймаки, т.е. почти всю нагорную часть Монголии между государственной границей и долиной Чернаго Иртыша на западе и озером Косоголом и верховьями реки Селенги на востоке» . Таким образом, и географическое понимание собственно Западной Монголии изменилось.

Поделится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.