Istorium

Сайт об истории, для тех, кто хочет погрузиться в прошлое со всеми его загадками!

Главная страница » Итоги и уроки Северо-Африканской кампании для союзников

Итоги и уроки Северо-Африканской кампании для союзников

Победу союзников в Северной Африке наряду с разгромом немецкой армии под Сталинградом и битвой у атолла Мидуэй называют поворотной точкой всей Второй Мировой войны. С этим утверждением можно соглашаться или нет, но то, что война на африканском континенте была важна для Союзников – сложно поставить под сомнение. Именно в Северной Африке войска Великобритании (опыт ведения боевых действий во Франции в данном случае не учитывается) и США впервые были испытаны в боях с войсками Германии и после своих поражений начали стремительно меняться, превращаясь в те военные машины, которыми они предстали в конце Второй мировой войны.

Начало Северо-Африканской кампании

Танковое сражение между британцами и немцами в пустыне возле города Тобрук, 27 ноября 1941 года.
Танковое сражение между британцами и немцами в пустыне возле города Тобрук, 27 ноября 1941 года.

Удивительно, но британская армия начала войну в пустыне, плохо представляя, как проводить крупномасштабные операции с использованием большого количества техники в подобных природных условиях. Боевой устав «Field Service Regulations» и другие пособия, печатавшиеся в Управлении по военной подготовке с момента начала войны, помочь не могли. Мишель Карвер писал: «Из-за недостатка опыта приходилось либо полагаться на теорию, либо, как поступало большинство командиров – действовать, полагаясь на здравый смысл или интуицию». Несмотря на подготовку, британские войска должны были многому учиться на ходу.

Союзникам повезло в этом отношении, так как им не пришлось заплатить за все ошибки цену, куда меньшую, чем в ходе Первой мировой войны на Западном фронте или на Восточном – в 1941 г. Союзники доказали несостоятельность доктрин Фуллера или Хобарта, поняли важность кооперация различных родов войск, авиационной поддержки, совместных действий пехоты и бронетехники. Они начали куда больше внимания уделять истинам, которые они должны были почерпнуть еще в предыдущих войнах: захвату главенствующих высот, проведению должной разведки пехотой, умению правильно читать карту, идти на сближение с врагом, тщательной подготовке каждого прорыва или оборонительных позиций.

Несмотря на то, что операции были небольшими по размерам (по сравнению с операциями на Восточном фронте или в ходе боев в Западной Европе), они сыграли огромную роль в истории развития британского военного искусства. Та тактика, которую в дальнейшем станут применять британские части, была отработана именно в ходе боев в Африке; Черный континент оказался превосходной тренировочной площадкой. Отработка взаимодействия различных частей, превалирующая роль артиллерии и авиации при поддержке наземных операций, отказ от танковой доктрины Хобарта – все это стало следствием тех уроков, что британская 8-я армия получила в ходе своих сражений с армией Роммеля. Надежда на то, что в войне все будут решать скорость и внезапность, ушла для британских генералов в прошлое. Наоборот, войска Роммеля при Эль-Аламейне были разбиты при помощи «старомодной» тактики генерала Монтгомери, полагавшегося на численное превосходство, отличную подготовку солдат, тщательное планирование, сосредоточение артиллерии, поддержку с воздуха. Да, эта тактика ничем не походила на стремительные немецкие прорывы вражеской обороны, это было простое продавливание линии фронта, но она показала себя действующей, а потому в последующие годы именно данная тактики станет основной для армии Великобритании, что будет не раз продемонстрировано в ходе боев в Западной Европе.

Военная доктрина США после Северо-Африканской кампании

Британские пехотинцы, укрепившиеся у Эль-Аламейна 17 июля 1942 года
Британские пехотинцы, укрепившиеся у Эль-Аламейна 17 июля 1942 года

Военная доктрина США была сильно переписана после боев в Тунисе. Нереалистичные идеи сменились практичными планами, основанными на опыте ведение боевых действий. Среди изменений, привнесенных в тактику пехоты, американское командование, прежде всего, отметило необходимость как можно скорее захватывать ключевые точки поля боя, для обороны и в первую очередь для наведения артиллерийского огня, так как взаимодействие артиллерии, ведущей огонь с подготовленных позиций, и пехотных частей оказалось жизненно необходимым при отражении танковых атак неприятеля и наступлении. Бои показали необходимость тренировать всю пехоту, а не только специализированные части, учить их основам ведения боя в условиях гористой и холмистой местности. Кроме того, требовалось лучше отрабатывать разведку боем и патрулирование. Бои выявили слабую подготовку офицерского состава в прочтении карты, использовании компаса и других способах ориентирования на местности, в понимании приказов, точности отчетов, организации дневной разведки и ночных патрулей.

Артиллерия в целом проявила себя очень хорошо. Однако уроки Туниса были учтены и в данном роду войск. Продолжительный обстрел вражеских позиций пусть и меньшим числом стволов показал себя лучше, нежели кратковременная артподготовка большого числа орудий. После Туниса артиллерии стали давать больше времени на проведение разведки и подготовки позиций после получения приказов перед началом обстрела. Сильнейшей критике подверглось «ружье на белку» – 37-мм противотанковое орудие, которое теперь в армии сменили базуки и 57-мм пушки.

Танковые части получили в Тунисе бесценный опыт. Прежде всего, стало очевидно, что проведение скоростных, безрассудных атак на широком фронте влечет за собой большое количество потерь. Вместо этого требовалось атаковать умело, обдуманно и аккуратно – так, как это делал противник, бросая все, что можно, на разведку и поддержку танков. После Туниса в американской армии стала применяться формула, по которой в идеале три батальона артиллерии должны были поддерживать один батальон танков. В обороне танки показали себя значительно лучше, когда действовали сконцентрировано, выполняя роль мобильного резерва, нежели рассредоточенными по всему фронту. Сами бронетанковые части реорганизовывались. Вместо 6 батальонов танков и 3 батальонов пехоты теперь в бронетанковую дивизию стало входить три батальона, состоявших из танков, пехоты и артиллерии. Легкие и средние танки М3 ушли из армии США, на их место прибыли легкие танки М5А1 и средние танки М4.

Тунисская кампания проверила на прочность доктрину танковых истребителей и различные методы их применения. Опыт показал, что эти машины на самом деле не способны «охотиться» за танками, как изначально планировалось. После сражения на Кассерине в армии признали, казалось бы, очевидный факт, что полугусеничный бронетранспортер с установленным на нем 75-мм орудием (солдаты прозвали машину «Коробкой с «Пурпурными сердцами») – не конкурент немецкому танку из-за своей слабой брони. Использование истребителей танков в обороне и при устройстве засад себя отчасти оправдало.

Итоги и уроки Северо-Африканской кампании для союзников

Бернард Монтгомери наблюдает за продвижением своих войск (ноябрь 1942).
Бернард Монтгомери наблюдает за продвижением своих войск (ноябрь 1942).

Сражения в Африке показали и необходимость постоянной поддержки наземных сил со стороны ВВС. Лишь в самом конце тунисской кампании авиация начала постоянно отрабатывать по позициям непосредственно вражеских войск, мешавших продвижению армии вперед. Сложная система запросов авиаподдержки также осложняла дело. После кампании в Тунисе, определенное число самолетов стало передаваться под начало командира наземных войск, но даже это не положило конец своеобразному конфликту между авиацией и армией. Серьезных изменений в этой области не последует до 1944 г.

Американская армия на собственном опыте убедилась в том, что совместные действия различных родов войск просто необходимы во время проведения любой операции, оборонительной или наступательной.

Еще одним плюсом стала отработка тактики взаимодействия между союзниками. Однако в этом отношении предстояло еще долго работать. На стратегическом уровне, командование армии США обратилось к требованиям «Блэкджека» Першинга – американские солдаты будут сражаться под началом американских командиров в американских частях. Отныне части меньше армии не передавались в британское командование. Существовало слишком много различий в стиле командования, тактической доктрине между армиями Британии и США, а потому на корпусном и дивизионном уровне управление было затруднено. Американцы после завершения войны в Тунисе остались уязвлены тем, что английские офицеры учат их воевать, пусть иногда и не намеренно. И это были не только рядовые солдаты, англофобия была присуща и командующим вроде Брэдли или Паттона. Некоторые исключения, конечно же, будут, но в целом после сражения на перевале Кассерин американские части на уровне армии были под командованием своих соотечественников – Патона, Кларка, Брэдли.

Солдаты получили тот бесценный опыт проведения десантных операций, боев в горах, пустыне и городах. Им пришлось сражаться против закаленных немецких солдат, в том числе – Африканского корпуса, который никогда не признавал своего поражения.

Британский грузовик подрывается на мине (октябрь 1942).
Британский грузовик подрывается на мине (октябрь 1942).

Война в Северной Африке помогла определить командующих, которые сыграют большую роль в последующих кампаниях союзников. Эйзенхауэр, допустивший ряд ошибок, всегда учитывал свои промахи, изучал свои ошибки, готовясь к кампаниям в Италии и Европе. Паттон и Брэдли – еще два командира, ставших известными после сражений в Африке. Трудно представить успешной любую операцию по высадке десанта в Западной Европе, если бы кампании 1940–1943 гг. не отсеяли тех, кто проявил себя совершенно неспособным командовать солдатами на поле боя.

К сожалению, некоторые из тактических уроков Северной Африки будут забыты. Так, тактика взаимодействия между пехотой и танками не будет до конца отработана, союзникам снова придется осваивать ее путем потерь. Еще одним источником проблем стало использование авиации. Хотя попытки реорганизовать систему поддержки с воздуха предпринимались, бои на Сицилии еще раз подчеркнули, что армия и ВВС смотрят на войну совершенно по- разному.

Поэтому с тактической точки зрения, как полигон для испытания своих доктрин и армий, Северная Африка представляет особую важность для стран-союзников. Без изменения тактики, без корректировки доктрины война за западе Европы стоила бы США и Великобритании значительно больше жизней. Но со стратегической точки зрения, по признанию многих западных историков, например Аткинсона, Эллиса или Лава, Северная Африка ничем не смогла по-настоящему помочь титанической битве советского народа с войсками Германии и ее союзников на Восточном фронте.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наверх