Istorium

Сайт об истории, для тех, кто хочет погрузиться в прошлое со всеми его загадками!

Главная страница » “Игра престолов” европейских гигантов второй половины XVI – начала XVII века

“Игра престолов” европейских гигантов второй половины XVI – начала XVII века

В насыщенных драматическими событиями и катаклизмами международных связях XVI–XVII вв. немаловажное место занимали сложные и противоречивые отношения между государствами с различными религиозными системами. В эпоху Реформации вопрос о религиозной окраске дипломатических союзов был не только конфессиональным, но и политическим. Продолжала еще существовать унаследованная от предшествующих столетий тенденция облекать международные политические комбинации в религиозную форму, но все же она начала давать трещину, ибо создававшиеся нередко в это время религиозно-политические союзы, несмотря на католические или протестантские лозунги, зиждились прежде всего на экономических и политических интересах их участников. Формирование и укрепление национальных государств выдвигало на первый план в международных отношениях национальные интересы, которые постепенно, но уверенно стали вытеснять дворянско-династические интересы феодальных владетелей. Попытки императоров Священной Римской империи из династии Габсбургов в первой половине XVI в. создать универсальную католическую империю под их главенством неизбежно вызывали сопротивление как со стороны многих немецких территориальных княжеств, входивших в состав Империи, порой независимо от их конфессиональной принадлежности, так и со стороны формирующихся национальных государств. В этом смысле достаточно показательными являются отношения в XVI в. между главным противником Габсбургов в Западной Европе – католической Францией, пошедшей по среднему пути в Реформации Англией и одним из крупнейших германских княжеств, находившимся практически в постоянной оппозиции к Габсбургам, главой протестантских княжеств Саксонией. Однако во второй половине XVI в., точнее после Аугсбургского религиозного мира 1555 г., отречения Карла V в конце того же года от императорской и испанской корон и заключения мира в Като-Камбези 2-3 апреля 1559 г., то есть событий, изменивших соотношение сил в Западной Европе, в некоторой степени изменилась и позиция протестантских княжеств Германии в европейской политике. Сын Карла V испанский король Филипп II, хотя и взял на себя роль защитника католицизма, прежде всего думал об удержании испанского владычества в Нидерландах и сохранении влияния в западном Средиземноморье. Но поскольку для этого ему нужно было постоянно поддерживать состояние смуты во Франции, известное под названием гугенотских войн (1562-1594), и сокрушить Англию – растущего соперника на Атлантике, то так или иначе это касалось и протестантских князей Германии, желавших видеть как во Франции, так и в Англии потенциальных союзников. Император Священной Римской империи Фердинанд I (1556-1563) и его преемники, заботясь об укреплении позиций Австрии в противостоянии Османской империи, в дела германских княжеств вмешивались редко и тем самым способствовали укреплению в них территориальной власти. Впрочем, это зыбкое равновесие вполне осознавалось протестантскими князьями, они в той или иной мере тяготели во Франции прежде всего к гугенотской партии, а в Англии – к установлению прочных и долговременных связей с правительством королевы Елизаветы I Тюдор.

Англия и протестантские князья

Мориц Саксонский
Мориц Саксонский

С конца 40-х гг. и вплоть до восшествия на английский престол Елизаветы в ноябре 1558 г. Англия практически не имела отношений с протестантскими князьями Германии. Во-первых, ее катастрофическое финансовое положение, борьба между различными политическими и религиозными партиями во время царствования Эдуарда VI (1547–1553), во-вторых, католическое правление Марии Тюдор (1553–1558) сами по себе способствовали прекращению сношений с германскими протестантами. Между тем, после того как вступил в силу Аугсбургский Интерим 1548 г., то есть в период перехода от протестантизма к католицизму, некоторые князья, в том числе курфюрст Мориц Саксонский, стали проявлять признаки недовольства политикой Карла V, Париж начал пристально присматриваться к Германии. Объективно политика императора была направлена на ослабление власти князей и ликвидацию княжеского сепаратизма, но определялась она, конечно, имперскими интересами Карла V.

Владения Морица Саксонского после первой Шмалькальденской войны 1546-1547 гг. расширились, теперь он был курфюрстом, но его роль в германских делах была все же менее значительной, нежели у прежних курфюрстов Саксонских. Его считали предателем; его тестя, ландграфа Филиппа Гессенского, которому Мориц лично гарантировал свободу и безопасность, император не собирался освобождать из плена. До Германии начали доходить слухи о том, что политикой Интерима недоволен новый французский король Генрих II, а в последние месяцы 1547 г. кардинал де Гиз вполне серьезно обсуждал в Риме планы наступательного союза против Карла V. Но поддержка князей Генрихом II в 1547–1549 гг. все-таки была чисто моральной. Французская казна не в состоянии была выдержать расходы на поддержку внешних союзников. Отношения с Англией были далеко не безоблачными, они вновь обострились вследствие попытки лорда-протектора при малолетнем Эдуарде VI герцога Сомерсета подчинить союзницу Франции – Шотландию. Сам Мориц Саксонский жаловался императору, что Интерим слишком тяжел для него и его подданных. Он понял, что покорность его новых подданных, доставшихся ему в результате победы над курфюрстом Иоганном Фридрихом I, не будет обеспечена в условиях Интерима, а, скорее, добавятся новые трудности. Последующие события были естественным результатом Аугсбургского Интерима. Для обороны не сдававшегося императорским войскам Магдебурга и защиты протестантизма объединились князья Ганс Бранденбург-Кюстринский, Альбрехт Прусский, Иоганн Альберхт Бранденбургский. Но фактическим организатором сопротивления был остававшийся пока в тени Мориц Саксонский.

Французская дипломатия не дремлет

Тициан. Карл V в сражении при Мюльберге (1548)
Тициан. Карл V в сражении при Мюльберге (1548)

Понятно, что теперь французская дипломатия активизировалась для укрепления непосредственных контактов с германскими князьями в целях последующего создания военно-политического союза. Заключив союз с протестантскими кантонами Швейцарии, Генрих II предложил германским князьям политический союз против императора. В январе 1551 г. к герцогу Саксонскому Иоганну Фридриху II прибыл для ведения переговоров епископ Байонны. К сожалению, ему были даны устные инструкции, о содержании которых мы можем лишь догадываться. Надо полагать, епископ должен был вести переговоры об условиях предоставления помощи немецким князьям – противникам императора и о перспективе заключения союза. Примечательно, что в то же самое время Иоганн Фридрих II получил от французского короля крупную денежную сумму в 100 000 крон. В мае того же года во Францию были отправлены послы Морица Саксонского, ни один из которых, впрочем, не состоял у него на службе – Фридрих фон Рейфенберг, рейнграф Филипп и Георг фон Рененрода. Переговоры были трудными, ибо французское правительство хотело ограничиться только финансовой поддержкой. Известно, что Мориц Саксонский был не очень-то доволен ходом переговоров. Но поскольку французский король ничего более как создания антигабсбургской коалиции не желал, то в конце концов спорные вопросы были улажены. Мориц Саксонский присоединился к восставшим князьям и 5 октября 1551 г. примкнул к заговору в Лохау, ставившему своей целью начать войну против императора в союзе с французским королем. В договоре провозглашалось традиционное «сохранение прав и свобод князей и сословий Империи». Примечательно, что не было пунктов о борьбе с папством и католической верой, что обнажило его чисто политическую направленность. Генрих II обещал для «восстановления свободы Германии» на все время ведения военных действий ежемесячно предоставлять князьям по 60 000 крон. За это ему были обещаны стратегически важные земли епископств Мец, Туль, Верден и Камбре, население которых говорило не на немецком языке. Окончательно договор был подписан в Шамборе 15 январе 1552 г.

4 ноября 1551 г. Магдебург капитулировал перед Морицем Саксонским, формально действовавшим еще от имени императора, а 20 марта 1552 г. последовал открытый разрыв. 19 мая войска князей взяли штурмом «ключ к Тиролю» – Эренбергский проход. Император бежал из Инсбрука. Тем временем французы одержали победу над имперскими войсками под Мецем, а 15 августа Фердинанд Австрийский подписал в Пассау договор, отменявший Аугсбургский Интерим и предоставлявший свободу Иоганну Фридриху I и Филиппу Гессенскому. Нужно, правда, заметить, что Карл V отказался признать этот договор. Но путь к знаменитому Аугсбургскому религиозному миру 1555 г., провозгласившему принцип «чья власть, того и вера» и ставшему символом княжеского сепаратизма, был открыт. Отношения же между Францией и курфюрстами Саксонскими оказались на некоторое время прерванными. Мориц Саксонский погиб в июле 1553 г. в войне с АльберхтомАлкивиадом Бранденбургским, нарушившим Пассауский договор и захватившим ряд франконских епископств и городов. Его преемник курфюрст Август был чрезвычайно осторожным политиком, опасавшимся столкновений с Габсбургами. Французский же король обратился к итальянским делам, решив возобновить войну с Карлом V за господство в Италии. В итоге 14 сентября 1555 г. между эрцгерцогом Австрийским Фердинандом (будущим императором) и протестантскими князьями был заключен Аугсбургский религиозный мир, провозгласивший принцип «чья власть, того и вера». Политическая и территориальная структуры Империи, способствовали, по существу, началу, развитию и сохранению Реформации в Германии. Возникли различные территориальные группировки и конфликты. Соперничество между князьями, нередко носившее конфессиональную окраску, отнюдь не прекратилось: на рейхстагах продолжались религиозные и политические споры.

Это обстоятельство, безусловно, учитывалось французской монархией. Несмотря на то что в 1554–1559 гг. она была занята войнами в Италии и во Фландрии, после поражения 10 июня 1557 г. от испанских войск в битве при Сен-Кантене стало ясно, что только с помощью немецких князей она может усилить свой военный потенциал. Однако надеяться на прямую помощь со стороны германских протестантов Генриху II, преследовавшему протестантов у себя в стране, было сложно. В 1547–1549 гг. «Огненная палата», созданная для преследования еретиков, вынесла 600 обвинительных приговоров. С 1556 по 1559 г. протестантов преследовали еще более систематически.Ввиду осторожности курфюрста Августа и негативного отношения к преследованиям протестантов во Франции большинство протестантских князей Германии довольно холодно отнеслись к намерениям Генриха II обратиться к ним за помощью. По существу, лишь герцог Саксонский Иоганн Фридрих II, надеясь вернуть с помощью Генриха II титул курфюрста и укрепить свой международный престиж, начал переговоры с французским королем. В августе 1555 г. Генрих II попытался уверить саксонского герцога в своем искреннем стремлении полностью поддержать протестантских князей. При этом он подчеркивал, что намерен в союзе с князьями направить свои силы против Империи («но, дорогие князья, одного только императора Карла обвиняем, против него направляем оружие…»). В письме от 22 апреля 1557 г. французский король указывал, что совсем не жалеет о заключении договора в Шамборе и что недавно заключил союз с римским папой Павлом IV против Испании. Характерны слова Генриха II, что он «сам ничего не будет предпринимать, что могло бы нанести ущерб вечному союзу между германцами и французами». Тем самым французский король давал понять, что не хочет из-за соглашения с папой отталкивать от себя протестантских князей. Незадолго до заключения мира в Като-Камбези он предлагал курфюрсту Августу заключить тесный союз. Очевидно, что Генрих II хотел с помощью такого альянса продолжить антигабсбургскую политику своего предшественника.

Интересно, что в 1556–1557 гг. сначала герцог Савойский Эммануэль-Филибет, а затем и Филипп II Испанский обращались к Иоганну Фридриху II с предложением вступить в войну против Франции. Ответ, конечно, был вежливый, но отрицательный. Возникает вопрос: почему Филипп II, ревностный католик, обратился к саксонскому герцогу? Возможно, он надеялся на то, что, получив религиозную свободу, немецкие князья будут равнодушны к вопросу о том, на чьей стороне воевать. Ведь в 1547 г. в армии Карла V было немало ландскнехтов из протестантских княжеств. Возможно, он рассчитывал на трения между французским королем и протестантскими князьями Германии. Но как бы то ни было, его расчеты не оправдались. Иоганн Фридрих II все же был склонен к заключению союза с Францией. Во всяком случае, он был хорошо осведомлен о деталях войны между Францией и Испанией в 1557–1558 гг. В Дрезденском государственном архиве, где хранится часть политического архива Эрнестинов, по этому вопросу имеется объемистая папка из 390 листов донесений саксонских агентов. Но, Французское правительство, не желая ссориться с Августом Саксонским, ревниво относившимся к контактам с Эрнестинами, даже в сложной финансовой и политической обстановке (в 1557 г. оно отказалось выплачивать государственный долг в 26 млн. ливров лионским банкирам) все же не заключило союза с Иоганном Фридрихом II . Это видно также из инструкций, данных Генрихом II его агентам Бурдильону и Морильяку для переговоров с князьями на рейхстаге в Аугсбурге в марте 1559 г., на котором Фердинанд Австрийский планировал провести избрание себя императором. Генрих II рекомендовал своим дипломатам установить прочные связи с курфюрстами, особенно с Августом Саксонским, и предложить им заключить тесный союз с французским королем. Кроме того, он дал своим представителям инструкцию доказать князьям, что, поскольку Фердинанду не нравится политика Филиппа II Испанского, его можно избрать императором.

Елизавета I и ее действия

Королева Елизавета I
Королева Елизавета I

Весьма интересно складывались в конце 50-х – начале 60-х гг. XVI в. отношения протестантских княжеств Германии, в том числе и обоих саксонских домов, с Англией. После смерти католички Марии Тюдор (1553–1558) на английский престол взошла известная своей склонностью к протестантизму Елизавета I (1558–1603), дочь Генриха VIII от брака с Анной Болейн. Стремясь укрепить свои позиции как внутри страны, так и на международной арене, молодая королева проводила довольно осторожную политику, не порывая открыто с Испанией и искусно вводя в заблуждение испанского короля Филиппа II и его окружение. Елизавета пыталась, хотя и не всегда успешно, получить как можно больше выгод от заключения мира в Като-Камбрези стем, чтобы продолжать начатую ее отцом политику национально-государственной интеграции, существенным элементом которой было укрепление положения англиканской церкви. Елизавета надеялась с помощью Испании получить как можно больше уступок от Франции на переговорах в Като-Камбрези. В свою очередь, не только Филипп II, но и император Фердинанд I хотели усилить влияние Габсбургов на Англию. Фердинанд рассчитывал с помощью брака своего сына эрцгерцога Австрийского Карла и Елизаветы укрепить положение австрийской ветви дома Габсбургов.

Английское правительство, в котором внешнеполитическими делами занимался Уильям Сесиль, понимало это и прекрасно использовало в своих целях заинтересованность Габсбургов в усилении влияния на Англию. Английский посол при императорском дворе Томас Челонер писал, что переговоры о заключении брака являются «нашим козырем», так как император считал, что исход войны между Францией и Испанией зависит от позиции Англии. Но после заключения мира в Като-Камбрези Елизавета изменила тактику в отношении Габсбургов, прибегая к многочисленным уловкам и недоговоренностям. В 1560–1561 гг. переговоры были продолжены, но, в конце концов, завершились безуспешно, ибо их затягивание и конечный результат были с самого начала запрограммированы в расчетах английской дипломатии.

2–3 апреля 1559 г. мир в Като-Камбрези был подписан. Его единственный позитивный результат для Англии заключался в том, что предотвращалось открытое вмешательство со стороны Испании или Франции во внутренние дела Англии. В этой ситуации начинается восстановление ранее прерванных отношений между Англией и некоторыми протестантскими княжествами Германии, в том числе с Саксонией.

Като-Камбрезийский мир
Като-Камбрезийский мир

С воцарением на английском престоле Елизаветы оживились надежды протестантских князей Германии на установление союзнических отношений с Англией. Идея европейского протестантского союза получила новый импульс. Несмотря на то что австрийская ветвь габсбургского дома была занята своими внутренними проблемами, а также укреплением границы с Османской империей, никто не мог исключить изменения в ее политике. Князья также опасались активного участия Испании и Франции при возобновлении деятельности вселенского антиреформационного собора в Триденте. Начавшийся в 1545 г. Тридентский собор весной 1547 г. перенесли в Болонью, где его деятельность была приостановлена, а возобновил он свои заседания в 1562–1563 гг. после издания папской буллы Ad regimen Ecclesiae от 29 ноября 1560 г..

Довольно серьезная инициатива в поиске союза с Англией была проявлена герцогом Вюртембергским. Его советник Паоло Верджерио играл главную роль в попытках установления протестантского союза между Англией и некоторыми протестантскими княжествами Германии. Через месяц после восшествия Елизаветы на престол он писал, что истинная религия находится в Германии в наилучшем состоянии, а 1 февраля 1559 г. он же писал английскому агенту Генри Киллигрю, что герцог Вюртембергский готов предоставить английской королеве военную помощь в размере 10 или 15 тыс. солдат, если она согласится присоединиться к германским князьям на основе «Аугсбургского вероисповедания» 1530 г., то есть введет в Англии лютеранство в качестве официального символа веры. Верджерио в этом же письме дал понять, что герцог имел в виду отнюдь не религиозный союз. Впрочем, Елизавета отнеслась к этому предложению весьма осторожно, не желая и не имея возможности открыто заключать религиозно-политический союз с протестантскими князьями Германии, поскольку он мог повлечь за собой обострение отношений как и Испанией, так и с императором Фердинандом I. Вновь, как и в 30-е гг., на переговорах в Наумбурге в 1561 г. не удалось прийти к общему соглашению по конфессиональным вопросам. Одновременно ухудшились отношения между протестантскими князьями из-за региональных разногласий между кальвинистом курфюрстом Фридрихом III Пфальцским и лютеранскими князьями. Полного согласия между Елизаветой и протестантскими князьями достигнуто не было. Если герцог Вюртембергский и ландграф Гессенский стремились к действенному религиозно-политическому союзу, то курфюрст Пфальцский не был к этому готов. Однако шаг к негласному, но фактическому союзу протестантских сил все же был сделан.

Портрет Рудольфа II. Художник Йозеф Хейнц (Старший)
Портрет Рудольфа II. Художник Йозеф Хейнц (Старший)

Но, кроме Вюртемберга, Гессена и Пфальца, активный интерес к укреплению отношений с Англией проявили саксонские властители. Кстати, сам факт проведения переговоров в Наумбурге, окруженном со всех сторон владениями курфюрста Саксонского, достаточно красноречив. В Дрезденском государственном архиве хранятся весьма обьемистые сообщения саксонских послов в Лондоне о восшествии Елизаветы на английский престол и ее первых мероприятиях. В Лондоне тогда находились два саксонских посла: граф фон Мансфельд и Франц Буркхардт. В первом же послании после краткого введения его авторы перечисляют новых людей в английском правительстве и дают им характеристики. Особенно радовало саксонских послов то обстоятельство, что практически все сановники Елизаветы были протестантами. Разумеется, их вполне удовлетворила и полная замена всех католических епископов протестантами и возвращение в Англию многих теологов, находившихся во время царствования Марии в эмиграции на континенте. С большим воодушевлением описана церемония коронации Елизаветы. Естественно, что в письме отдельно упомянуто о восстановлении английской церкви актом парламента, начавшего свою работу 25 января 1559 г.. Заслуживает внимания также сообщение саксонского дипломата о его беседе с английским дипломатом Томасом Челонером, высказавшем пожелание английского правительства начать переговоры о восстановлении старой дружбы и союза между Англией и Саксонией.

Как видим, информация была довольно благоприятной для герцога Саксонского. Однако он не сразу отреагировал, поскольку ожидал результатов переговоров в Като-Камбрези. Конечно, его интересовали прежде всего восстановление англиканской церкви в Англии и окончательный разрыв отношений Англии с Испанией. 9 июля 1559 г. Иоганн Фридрих II послал своим агентам в Лондон инструкцию, в которой содержалось предписание сообщить английской королеве о том, что его не только радует восстановление англиканской церкви, но он надеется на сближение англиканства и принципов «Аугсбургского вероисповедания»1530 г. Иоганн Фридрих II также рекомендовал своим дипломатам напомнить английской королеве о переговорах между их родителями (соответственно курфюрстом Иоганном Фридрихом I и королем Генрихом VIII) и предложить ей установить торговые отношения. Кроме того, в задачу послам вменялось предложить Елизавете дружбу и конфедерацию с саксонским герцогством. Предложения о заключении военно-политического союза были достаточно детализированы. Саксония обязывалась предоставить Англии конных и пеших наемников (правда, за счет английской казны) и просила в случае военных действий против Саксонии (надо полагать, со стороны католических княжеств или Габсбургов) оказать ей финансовую помощь в размере 100 тыс. крон.

Ответ английской королевы был благожелательный. Она выразила готовность начать переговоры между Англией и герцогством Саксонским, но не сделала никаких реальных предложений. В свете того, о чем мы упоминали выше, позиция Елизаветы иной быть не могла. Англия была не в состоянии сама вести крупномасштабные войны и имела возможность оказывать помощь своим союзникам лишь в самые критические для них моменты. Эта тактика, кстати, была впоследствии продемонстрирована английским правительством во время Нидерландской революции и Варфоломеевской ночи во Франции.

Информация о переменах в Англии была получена и при дворе курфюрста Августа. Новый датский король Фридрих II сообщил в письме к нему об очень благоприятной ситуации для протестантов Англии. После некоторого размышления Август Саксонский направил Елизавете практически те же предложения, что и Иоганн Фридрих II, получив почти такой же ответ.

Контакты английской королевы с веймарским двором продолжались и в последующие годы. Правда, тональность писем Елизаветы Иоганну мало изменилась – она одобряла в послании саксонскому герцогу от 8 августа 1562 г. его рвение в деле укрепления Реформации и выражала готовность установить дружеские отношения с князьями – сторонниками «Аугсбургского исповедания».

Политика Елизаветы в отношении протестантских князей Германии вполне понятна в контексте ее отношений с французскими гугенотами. Королева Англии была так или иначе осведомлена об Амбуазском заговоре в марте 1560 г. (когда принц Конде намеревался отстранить от власти Гизов, созвать Генеральные штаты и обеспечить права Бурбонов и свободу протестантизма), но после его провала предпочитала оказывать гугенотам больше моральную, чем военную или экономическую поддержку, за предоставление которой требовала в случае победы гугенотов возвратить Англии Кале. Но после знаменитого избиения гугенотов сторонниками Гизов в Васси и начала религиозных войн во Франции Елизавета пошла на заключение соглашения с вождями гугенотов 19 сентября 1562 г. в Хемптон Корте. Елизаветинская Англия становилась так или иначе надеждой протестантов на континенте, хотя тесного сотрудничества не последовало. Английская казна была пуста, и Елизавета опасалась совершать крупные расходы, к тому же часть правящей верхушки Англии была настроена против вмешательства правительства в континентальные конфликты.

В феврале 1566 г. английская королева отправила на переговоры к герцогу Вюртембергскому Кристофера Монта, еще в 30-х гг. выполнявшего дипломатические поручения Генриха VIII при германских дворах. 21 августа 1577 г. Елизавета писала курфюрсту Людвигу VI Пфальцскому, убеждая того способствовать примирению между лютеранами и англиканцами в Германии, поскольку споры между ними «могут в будущем принять опасный оборот, что Ваше Превосходительство не может игнорировать» Генриха Бурбона, в Германию и выразила надежду, что эта миссия будет способствовать сближению всех реформированных церквей. Однако отношения Англии с протестантскими князьями Германии не были скреплены заключением союза, и не только из-за позиции Лондона. Отношения с осторожным курфюрстом Саксонским Августом (1553-1586), опасавшимся обострить отношения с Габсбургами, практически не сложились. Сразу же после его смерти Елизавета отправила его сыну и преемнику Христиану I (1586-1591) письмо от 26 марта 1586 г. с просьбой помочь Генриху Бурбону. Этим контакты Англии и Саксонии и ограничились. После смерти Елизаветы ее преемник Яков I Стюарт (1603-1625), очень осторожный политик, заключил мирный договор с Испанией и стал проводить политику равновесия сил между Францией и Испанией. Отношения с Саксонией были заморожены вплоть до начала Тридцатилетней войны 1618-1648 гг. 6 октября 1583 г. она сообщила курфюрсту Саксонскому Августу о посылке графа де Сегюра-Парделлана, посланца предводителя протестантской партии гугенотов.

Что же касается отношений Саксонии с Францией, то здесь прежде всего следует отметить укрепление связей между гугенотской партией и дрезденским двором, то есть курфюрстами Саксонскими. После заключения мира в Като-Камбрези Франция оказалась ввергнутой в пучину религиозных войн (1562–1594). В Германии же не прекращались религиозные распри, не выходившие, впрочем, за пределы ее границ, во всяком случае, до начала ХVII в. Склонный к компромиссам с Габсбургами курфюрст Август Саксонский стал главой протестантских князей Германии. Протестантская партия во Франции, возглавляемая после Варфоломеевской ночи 23 августа 1572 г. и гибели адмирала Гаспара де Колиньи претендентом на французский трон Генрихом Бурбоном (будущим королем Генрихом IV), старалась привлечь на свою сторону германских протестантов и, прежде всего, курфюрста Саксонского. В 1580 г. граф Франсуа де Сегюр-Парделлан отправился в Англию, Шотландию, Швецию и далее в Саксонию с миссией, цель которой заключалась в получении поддержки со стороны властителей этих государств. Значительных последствий миссия не имела. По возвращении домой Сегюр был арестован по приказу короля Генриха III. Однако Генрих Бурбон не терял надежды и 25 июля 1585 г. обратился к Августу Саксонскому с просьбой об оказании военной помощи (то есть предоставлении солдат) для поддержки протестантов во Франции.

Генрих IV (Бурбон)
Генрих IV (Бурбон)

Все эти годы Генрих Бурбон постоянно пишет курфюрсту Августу, которому часто «мерещилась» опасность испортить отношения с австрийскими Габсбургами и французским королем. Первоначально он хотел использовать влияние курфюрста Саксонского на Генриха III в целях установления мира во Франции, а затем уже начать переговоры о том, как отвести общую угрозу, нависшую со стороны Испании над всеми протестантскими церквями Европы. Он не просто старался привлечь курфюрста на свою сторону, но и подготавливал почву для формирования будущего антигабсбургского союза. Без ясно выраженной доброжелательной позиции курфюрста по отношению к этому союзу он мог бы и не состояться. Отношения с дрезденским двором не прерывались и после смерти курфюрста Августа. Генрих Бурбон несколько раз обращался в Дрезден с просьбами о помощи и предложениями заключить союз. 15 февраля 1589 г. он отправляет послание, адресованное всем князьям Германии в целом, в котором настойчиво предлагает заключить антигабсбургский протестантский союз.

Уже после убийства короля Генриха III монахом Жаком Клеманом, став фактически правителем Франции, Генрих Бурбон, продолжавший войну с Гизами и с испанцами, снова обратился в Дрезден с просьбой о помощи. Но главную помощь он получил все же не из Саксонии, а от Англии и Морица Нассауского, статхаудера Республики Соединенных провинций, хотя следует, конечно, сказать, что его контакты с дрезденским двором сыграли некоторую роль в его антииспанской политике, ибо он довольно часто получал солдат из протестантских княжеств Германии.

Последний эпизод в отношениях Франции и Саксонии в ХVI в., хотя он и происходил уже в ХVII в., логически завершает их связи в течение всего столетия. Антигабсбургская политика Генриха IV так или иначе требовала продолжения контактов с протестантскими князьями Германии. В 1601–1606 гг. им было отправлено немало писем с предложениями укрепить союз и дружбу, письма подобного содержания он получал и от немецких князей.

Непосредственное усилие этих контактов связано с конфликтом из-за герцогства Клеве. Весной 1607 г. герцог Баварский расправился с протестантским городом Донаувертом, который он под предлогом защиты тамошних католиков захватил силой и, отменив в нем Реформацию, присоединил к своим владениям. В ответ соперничавшие ранее за пальму первенства глава кальвинистов Курфюрст Пфальцский и глава лютеран курфюрст Саксонский на рейхстаге 1608 г. выступили с протестом. Император Рудольф II распустил рейхстаг, после чего в том же году был создан Протестантский союз военно-политического характера под главенством курфюрста Пфальцского Фридриха IV. В противовес этому союзу католические князья основали в 1609 г. Католическую лигу во главе с Максимилианом Баварским, начавшим сразу же собирать армию. Война становилась неизбежной. Поводом к ней мог стать конфликт из-за наследства умершего к тому времени герцога Юлих-Клеве, ибо предводители Католической лиги не хотели, чтобы его владения достались протестантам. Католическую лигу поддерживала Испания, так что конфликт из-за Юлих-Клеве грозил превратиться в европейскую войну. Для Франции в создавшейся ситуации было особенно опасным начавшееся сближение двух ветвей габсбургского дома. Поэтому Генрих IV стремился провести превентивную войну против Габсбургов и нанести удар в Германии, прежде чем они раздавят германских протестантов и затем примутся за Францию. Но кинжал католика-фанатика Равальяка оборвал жизнь Генриха IV 14 мая 1610 г., когда французская армия уже двигалась к Рейну. Войны против Габсбургов тогда не произошло. Франция и Саксония стали, по существу, союзниками лишь во время шведского и франко-шведского периодов Тридцатилетней войны.

Итоги

Итак, в отношениях между Саксонией, с одной стороны, Англией и Францией, с другой, на протяжении второй половины ХVI – начала ХVII в., можно выделить несколько наиболее важных моментов. Поддержка Францией Морица Саксонского и его союзников в начале 50-х гг. привела к победе протестантских князей во второй Шмалькальденской войне 1551–1552 гг. и заключению Аугсбургского религиозного мира 1555 г. Восшествие на английский престол Елизаветы I Тюдор способствовало усилению связей между Англией и Саксонией и продвижению на многочисленных переговорах идеи европейского протестантского союза. Этот союз однако не был оформлен юридически, поскольку у Англии не было достаточных финансовых и военных ресурсов для оказания масштабной помощи протестантским князьям Германии. Большей действенности союза препятствовала также осторожная позиция курфюрста Августа из альбертинского дома, тогда как ослабевшие Эрнестины, стремясь укрепить свой международный престиж, проявляли значительную активность в связях с Англией. Во время религиозных войн во Франции, по существу, больше нуждалась в поддержке со стороны протестантских князей Германии гугенотская партия. Англия предпринимала больше дипломатические, чем военно-политические усилия по укреплению связей Генриха Бурбона с германскими княжествами, в том числе с Саксонией. В начале ХVII в. связи Франции с протестантскими княжествами Германии вновь становятся реальной политической силой, тогда как Англия в начале царствования Якова I предпочитала нейтральную позицию. Таким образом, отношения Саксонии с Англией и Францией во второй половине ХVI – начале ХVII в. были немаловажным фактором европейской политики и занимали определённое место в предыстории Тридцатилетней войны.

Поделиться

2 комментария для ““Игра престолов” европейских гигантов второй половины XVI – начала XVII века

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наверх