Градец — свободный королевский город в Славонии

Градец

Ситуация в средневековом Венгерском королевстве

Битва на реке Шайо. Миниатюра XIII века

Стабильность социальной ситуации в средневековом Венгерском королевстве являлась редким явлением. Середина XIII века была ознаменована вторжением монголо-татар, которые, разбив венгеро-хорватское единое войско в битве при реке Шайо (1242 г.), были близки к тому, чтобы полностью разрушить инфраструктуру страны. Уход монголов был столь же внезапным, как и появление. Страна пребывала в разрухе и анархии, о чем достаточно подробно пишет архидиакон Фома Сплитский. Для укрепления государственной силовой вертикали король Бела IV вынужден был предпринять ряд шагов, одним из которых стало основание новых городов. При этом сам он стал гарантом свобод и привилегий города Градеца, основанного в 1242 г. на территории современной хорватской столицы Загреба. Редкие приезды короля (или его супруги Марии) не давали возможности надеяться, что король будет сам решать вопросы городской жизни. Хотя город и именовался libera regia civitas — свободный королевский город. Только четкие правовые установки могли способствовать развитию Градеца. Которое проходило в непростой ситуации, уже по той причине, что рядом находилась резиденция местного епископа, которая называлась Загребом уже с 11 в. Отношения между Градецом и Загребом нередко выливались в противостояние, иногда кровавое, поскольку благосостояние обоих центров зависело от контроля над местными деревнями. Нарушение городских свобод, как это произошло во время подданства Градеца местному магнату Ульриху Цилли, родственнику Сигизмунда Люксембурга (король Венгрии в 1387-1437 гг.), могло быть следствием как внутренней нестабильности в государстве, так и ослабления или непродуманной политики правящей элиты. Следует отметить, что основа состоятельности первой венгерской династии Арпадов, королевский земельный домен, постепенно уменьшался в ходе раздачи угодий приближенным. Это проявилось уже при короле Эндре II (1205-35 гг.), который первым пытался изменить систему налогообложения и подумывал об основании новых городов.

Градец — крупная военная крепость в регионе

Король Бела IV

Последователями его политики в этом отношении стали король Бела IV и его брат герцог Кальман, погибший в битве с монголами в 1242 г. Активную поддержку славонским городам стал оказывать Бела IV, который полагал, что Градец со временем станет крупной военной крепостью в регионе. Решающим доказательством важности военной функции Градеца являются упоминания о строительстве укреплений Градеца в Золотой булле 1242 г. Города в Славонии возникали и раньше — в 1209 г. был основан Вараждин, в 1225 г. Перна, в 1234 г. Вировитица, в 1240 г. Петринья.

Основание города предполагало утверждение прав и привилегий, которые в данном случае составили сами граждане, среди которых были купцы итальянского происхождения. Это документ известен в истории, как Золотая булла Градеца. Судя по документам королевской канцелярии, гарантии, предоставленные королем горожанам, могли легко им нарушаться. Так в 1247 г. он позволил загребским каноникам использовать часть градецкой горы. Вероятно, к тому времени заинтересованность Белы в Градеце была не столь сильной, как пять лет назад. Более того, бан Дионисий должен был ввести каноников во владение горой, и из документов не следует, что каким-либо образом учитывались интересы Градеца. Основным следствием этого решения стало сооружение Поповой башни на северной оконечности Градеца. В последующие века, а конфликты горожан с людьми епископа продолжались именно веками, башня нередко переходила из рук в руки.

В 1252 г. сын Белы, Стефан, использовал Золотую буллу Градеца в качестве примера для составления соответствующего документа для города Крижевцы. В пользу бана шли все налоги, которые должен был выплачивать Градец, и горожане несколько раз подавали жалобу Беле IV на его сына. В 1256 г. король подтвердил их право на проведение ярмарки, а двумя годами позже несколько уменьшил их повинности. Следует признать, что король нередко учитывал положение граждан, неустойчивое в первые десятилетия после основания города, и делал регулярные уступки и пожалования, например, леса, необходимого для продолжения строительства.

Визит королевы Марии в Градец

Важнейшим событием для Градеца стал визит королевы Марии в 1261 г. Королева поддержала прошение горожан об отмене ежегодной выплаты в 200 пенсов. В грамоте королевы отмечалось особое значение Градеца для обороноспособности страны. Кроме того, королева объявила о создании нового прихода св. Марка. Загребский епископ высказал серьезные сомнения в том, что подобные решения могут быть в компетенции королевы, но она смогла настоять на своем. Подобное решение, безусловно, было жизненно необходимым для горожан, и в целом визит Марии (жены Белы) может служить примером удачного взаимодействия династии Арпадов и Градеца и покровительства со стороны первой.

Золотая булла

Золотая булла

Основным источником по истории Градеца XIII в. является Золотая булла (Bulla Aurea). Лучшим ее изданием является «Zlatna bula 1242-1992». Zagreb, 1992, посвященное 750-ой годовщине появления этого документа. В нем можно выделить четыре части1 :

  1. Преамбула. Вступительная часть документа, где указывается лицо, ответственное за содержание документа (в случае с Градецом, Bela, dei gratia Hungarie, Dalmatie, Choroatie…Cumanieque rex). Также эта часть содержит некоторые общие слова о целях короля.
  2. Основная часть буллы. Список городских привилегий и обязанностей по отношению к королевской власти.
  3. Термины и вехи, определяющие границы города.
  4. Список лиц, присутствующих в королевском дворце в момент подписания буллы, которые также являются гарантами выполнения ее статей

Подобная структура свойственна всем фундационным грамотам, тексты которых можно найти в Дипломатическом кодексе. Впрочем, как видно на примере фундационной грамоты Крижевцам, не только короли могли выдавать подобные документы своим госпитам. Единственным отличием помимо замены титулатуры, определяющей королевское достоинство на банское, является отсутствие подписей высоких гарантов грамоты, что может свидетельствовать о том, что при банском дворе Славонии в XIII в. еще не оформился круг знати.

Статус других городов в Славонии

Как видно из Дипломатического кодекса, XIII в. стал временем выдачи многочисленных локационных грамот в Славонии . Известно, что за столетие в этой области возникло не менее 10 городов, обладавших различными правами, однако в качестве «libera regia civitas» 3 фигурируют только Градец и Крижевцы. К упомянутым поселениям по количеству упоминаний в Кодексе приближаются Петринья и Самбор. Для всех этих городов мы имеем подтверждения их статуса и дополнительные грамоты с новыми привилегиями как в XIII в., так и в значительно более поздние времена. Для блага королевства Бела IV предлагает в Золотой булле “свободный город основать и призвать госпитов” (civitatem liberam construere et hospites convocare), приказывает и желает, чтобы госпитыпоселенцы приходили свободно (hospites libere conveniant).

Вараждин в первой из известных нам грамот именуется villa Warasd, его госпиты фигурируют как верноподданные (maxime fidele), но к ним не прилагается термин liberi, хотя они и получают через свою фундационную грамоту определенные свободы. Сразу обращает на себя внимание, что их судья, в случаях с иными поселениями называемый judex, здесь проходит как rihtard. Вероятно, это следствие роли немецких госпитов в основании города

Крижевцы фигурируют, как libera villa, население получает те же права, какими пользуются жители Градеца (libertatem qua utuntur hospites de Grez (Gradec).

Сомбор получил свои привилегии в память о младшем короле Коломане, брате Белы IV. Бела счел возможным дать городу своего брата уже имеющиеся права, но на новой базе, подкрепленной королевским авторитетом. Эти права идентичны тем, которыми владел другой королевский город Петринья. Между прочим, при чтении этого документа, как и в ряде других случаев, становится очевидным, что название города едва ли не каждый раз писалось так, как его слышал королевский писец. Например, Петринья могла писаться как Petyrna или Petrina, Сомбор, как Zumbur или Zomobur, и в целом вряд ли на основании именований города в документах можно прийти к каким-то определенным выводам о реальном изменении в звучании городских названий.

Ястребарско (1257) в свою очередь получил те же привилегии, которыми пользуются наши госпиты из Петриньи и Сомбора (qua utuntur hospites nostri de Petrinja et de Zomobur). Прослеживается определенная юридическая преемственность. Сомбор, Петринья, Вараждин и Ястребарско, в отличие от Градеца и Крижевцев, названы просто villae.

Трудно назвать точное количество славонских городов, тем более что сохранность архивов зависела в первую очередь от дальнейшей судьбы того или иного города, который и был заинтересованным в хранении связанной с ним юридической документации субъектом.

С момента своего основания Градец, называемый libera civitas, занимал особое место в Славонии. В чем заключается специфика Градеца, можно узнать, рассмотрев подробно содержание Золотой буллы 1242 года. Этот документ, как и его подтверждение в булле 1266 года, является основным источником для истории этого города в XIII веке. Начиная с XIX века, когда этот документ впервые подвергся критическому рассмотрению в трудах Ткалчича, и вплоть до нашего времени обе буллы находились в центре внимания хорватских медиевистов.

Когда появился Градец?

Первый вопрос, которым задается историк — существовало ли поселение на месте Градеца до Золотой буллы? И если да, то откуда пришли первые переселенцы-госпиты? Кем они были по этнической принадлежности? В историографии сложилось единое мнение о том, что на территории средневекового Градеца люди жили еще до 1242 г. Прямых документальных доказательств этому не имеется. Но существуют многочисленные свидетельства, к числу которых относится упоминание о существовании на землях будущего Градеца рынка, о том, что градецкие госпиты использовали принесенный с собой строительный материал, которые вполне доказывают эту версию.

Нет оснований сомневаться в том, что на территории Градеца и до монголо-татарского нашествия проживало организованное население. Однако и прямых доказательств этому, в том числе археологических, не так много. Очень возможным представляется, что часть населения Загреба пересекла Цирквеник, речку, разделявшую епископский Загреб и будущий Градец, и приняла активное участие в закладке свободного королевского города.

Нельзя также исключать, что и значительно позже группы населения Загреба, привлеченные свободами Градеца, продолжали туда переселяться. Подтверждением этой версии может служить одно место из грамоты Белы IV от 1266 г., в которой говорится, что граждане приносят с собой строительный материал (aedes transferendo), возможно из разобранных ими на старом месте домов.

Текст этого документа имеет смысл рассмотреть подробно и прокомментировать некоторые пункты. Даже беглое знакомство с ним позволяет говорить о том, что в его основе лежит как опыт развития правовых институтов венгерского королевства, так и конкретные пожелания граждан нового города и самого короля.

Условия же поселения жителей и их свободы, тех, кто живет на этой горе, написанные ими самими, и Нами одобренные, таковы:

Можно понимать эту фразу как свидетельство о том, что граждане Градеца обладали «ius statuendi», правом принимать автономно собственные законы, регулирующие внутреннюю жизнь города. С другой стороны, законодательная инициатива определенно исходит от короля. Можно предположить, что между обеими сторонами велись достаточно долгие дискуссии по поводу основных положений буллы. Например, вряд ли горожане могли без проведения предварительных консультаций освободить себя от выплаты пошлин или назначить королю определенное количество хлебов и бочек вина. Можно предположить, что особенно сложной была выработка пунктов, связанных с правами градецкого судьи, так как его появление меняло систему юридических приоритетов, сложившихся в регионе и затрагивало права загребского епископа.

Если жители града будут ограблены разбойниками или будут терпеть убыток от каких-либо злодеев на землях Венгрии, Далмации, Хорватии или Славонии и выплатят определенную сумму суду добрых мужей, и на том присягнут избранные ими сограждане, то владелец земли, на которой они были ограблены, пусть возместит им потери или укажет злодеев.

Этот пункт подтверждает предположение о значении для раннего Градеца крупной торговли. Можно предположить, что именно mercatores (этот термин для того времени мог использоваться как в отношении купцов, так и ремесленников), возможно, итальянского происхождения настояли на включении в документ этого параграфа. О значении для Градеца купцов будет сказано ниже.

Также (жители) могут не платить пошлин внутри границ королевства.

Видимо, горожанин должен был, выезжая из города, иметь при себе документ, подтверждающий его статус. Иначе он не мог быть освобожден от разнообразных выплат на мытах. Вместе с тем, судя по всему, не существовало официального документа, куда были бы занесены имена всех граждан и с которым можно было бы свериться. Даже высшие градецкие чиновники не всегда могли понять, кто имеет права горожанина, а кто нет. Можно предположить, что большое значение здесь имели личные печати. Вообще единственным способом установления статуса горожанина был опрос свидетелей.

Если кто-либо из чужих в городе захочет с кем-либо из горожан судиться из-за денег или из-за нанесенной несправедливости, то пусть идут к городскому судье. Пусть ни один спор не разрешается поединком, но оканчивается свидетельствами и присягами, будь то со стороны чужака или горожанина.

Поскольку в городе постоянно проходила оживленная торговля, часто возникали споры из-за денег и товаров. Для немецкого права характерно решение подобных конфликтов через Божий суд. Кажется, запрещение поединков (nulla causa ad duellum iudicatur) касается не собственно дуэлей, а именно таких принародных соревнований, когда спорящие должны были, например, пронести кусок горячего железа, а потом по тому, как залечивались ожоги, делались выводы о степени их виновности. В итальянских городах подобная практика была менее распространена.

Также, если вдруг кто умрет без наследника, то имеет право завещать свое движимое имущество кому хочет. А недвижимость, т.е. дом, двор, виноградники, другие земли и строения, пусть, посоветовавшись со своими согражданами, оставит жене или кому-либо из своих родственников, но при этом ни он, ни жена, ни родственники не должны (недвижимости) делить, отчуждать или продавать. Также, если кто умрет без завещания, и нет у него ни жены, ни детей, ни родственников, то пусть две трети его имущества через мужей достойных доверия, специально для этого избранных, будут поделены между бедными и пойдут церкви сего города, а одна треть пусть отойдет коммуне .

Для вступления жены в права наследования недвижимости своего мужа большое значение имело наличие у них детей. Вероятно, меры по контролю над теми, в чьи руки могло попасть городское имущество, в первую очередь объясняются близостью епископского Загреба, в руки которого перед лицом смерти граждане хотели передать свое имущество.

Не имеющий отдаленных родственников гражданин имел право составить завещание, поэтому можно предположить, что случаи, когда недвижимость переходила к коммуне после смерти своего владельца, не были столь частыми. В то же время коммуна не была, похоже, заинтересована в том, чтобы допускать в качестве владельца недвижимости любого постороннего, который, завладев доверием гражданина Градеца, мог бы по завещанию стать наследником и не будучи его родственником. Право свободно завещать свое имущество было, похоже, сильно ограничено.

Если король венгерский захочет пойти на войну в приморские края, или в Каринтию, или в Австрию, горожане обязаны послать с ним десять воинов, полностью вооруженных. Кроме того, если случиться так, что сам король посетит этот город, то горожане должны дать ему (в обед) двенадцать волов, тысячу хлебов, четыре бочки вина.

Также горожане по своему желанию и на свои средства обязуются обнести гору Греч укреплениями.

Предполагаю, что только купцы могли так быстро отстроить стены. В 1256 г. король даровал Градецу очень важное право на проведение ежегодной ярмарки (сайма), длившегося неделю до и неделю после дня памяти апостола Марка. Город стал крупным торговым центром Славонии, причем первое время, как видно, не проводилось никаких налоговых сборов. Впрочем, экономическое положение горожан после окончания строительства укреплений было подорвано, и в 1258 г. они обратились к Беле с просьбой о снижении выплат. Их пожелание было частично удовлетворено, и с тех пор основной налог, заменяющий обязанность поставлять вооруженных ратников, взимался в день св.Мартина. Оставалась также ежегодная выплата бану Славонии в 200 пенсов. Впрочем, она была отменена королевой Марией, проявившей благосклонность к Градецу в 1261 году, во время своего визита в Славонию.

В 1266 году горожане были уведомлены, что основным документом, определяющим их статус, остается Золотая булла, а привилегия, дарованная Марией, была отменена. Наконец, в ответ на очередной запрос граждан Градеца король вновь подтвердил их свободы, окончательно избавил от всех воинских повинностей и не упомянул об обязанностях, связанных с обеспечением продовольствием короля и бана

Итоги XIII века для Градеца

Подводя итоги XIII века для Градеца, следует заметить, что этот город остался, несмотря на значимость привилегий, единственным свободным королевским городом, не имеющим права «tributi fori», т.е. рыночного сбора со всех продаваемых, а также провозимых транзитом товаров, т.к. это право осталось за Капитулом и было впоследствии шаг за шагом отвоевано гражданами коммуны. Очевидно, право «tributi fori» не только важно в экономическом отношении, но и наряду с правом взимания тридцатины является характерной чертой свободного королевского города, как коллективного феодального сеньора. Действительно, кем могли быть градецкие госпиты?

Если флорентийцы представляли внешний миграционный фактор, то славонские славяне-автохтоны — внутренний. Безусловно, для строительства полноценного по средневековым меркам города (а Градец был единственным в регионе обладателем каменной стены) требовалась рабочая сила. Это были местные крестьяне, имевшие свою администрацию, причем организация работ неизбежно должна была проводиться баном, и в первую очередь, местным жупаном.

В целом на основании изучения фундационных грамот можно сделать вывод о том, что такие города как Градец и Крижевцы, а также отчасти Вараждин, являлись основной опорой короны св. Стефана в регионе, и по значению явно превосходили другие города вроде Сомбора или Петриньи. Эта градация находит выражение в терминологическом разделе civitas-villa.

Также достаточно определенно можно судить о том, что правители и поселенцы учитывали опыт дарения предыдущих грамот.

  1. Жители Вараждина получили свои свободы «согласно древним юридическим традициям». Очевидно, имеются в виду традиции немецкого права и в то же время опыт далматинских городов.
  2. Петринья получает свои свободы от короля рутенов Кальмана без ссылок на предшествовавшие документы, видимо, прецедентов выдачи грамот утверждающих подобный статус городов еще не существовало.
  3. Самобор получает такие же привилегии, как и Петринья, но в 1242 г. они подтверждаются «из уважения к блаженной памяти короля Кальмана» Белой.
  4. Крижевцы получают городской статус «по образцу того, что в Градеце и Новой вилле Загребской»6 .
  5. Ястребарско получило свободы «подобно тем, которыми пользуются поселенцы Петриньи и Самобора».

Типы королевских поселений в Славонии

В XIII в. в Славонии сложилось два типа королевских поселений, пользующихся рядом свобод и привилегий. К первому типу относятся свободные королевские города (Градец и Крижевцы), ко второму — виллы (Петринья, Самобор, Ястребарско). Разница между ними выражалась в экстерриториальности и неподсудности горожан судам, кроме собственного, городского, торговых привилегиях и некоторых других пунктах. Совершенно отдельно выступает Вараждин, испытавший влияние немецкого права, что отразилось не в последнюю очередь в терминологии Золотой буллы 1209 г. Можно констатировать, что геополитические и правовые основы существования городов в Славонии были заложены именно в XIII веке, который стал золотым периодом средневековой Европы.

Поделится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.