Istorium

Сайт об истории, для тех, кто хочет погрузиться в прошлое со всеми его загадками!

Главная страница » Генерал Корнилов – несостоявшийся диктатор

Генерал Корнилов – несостоявшийся диктатор

Вспоминая Лавра Георгиевича, прежде всего, говорят о его военной карьере, ведь фамилия «Корнилов» прочно слилась со званием «генерал». Самые известные ударные части русской армии в 1917 году – «корниловские», созданные по приказу командующего 8-й армией Юго-Западного фронта генерал-лейтенанта Л.Г. Корнилова. Они формировались из добровольцев. После 01 августа 1917 года эти ударные части были трансформированы в Корниловский ударный полк, состоявший из трех батальонов. После Октябрьской революции 1917 года в Новочеркасске этот полк продолжил свое существование как Славянский Корниловский ударный. 30 января (12 февраля) 1918 года он вошел в состав 1-й Добровольческой дивизии. Уже после смерти Л.Г. Корнилова эти части принимали самое активное участие в военных действиях Добровольческой армии, отличаясь неизменной храбростью и профессионализмом.

Принято считать, что профессия имиджмейкера была изобретена намного позже 1917 года, но, глядя на Лавра Георгиевича Корнилова, понимаешь, что эта политическая фигура была создана в соответствии с самыми совершенными политическими технологиями. Предлагаю на его примере посмотреть, какие же требования предъявляются к диктатору, жесткому политическому деятелю, если ситуация в стране, так или иначе, требует его прихода в публичную власть.

Потребности в «жесткой руке»

Корнилов проводит смотр
Корнилов проводит смотр

Потребности в «жесткой руке» обычно возникают в обществе, «досыта нахлебавшемся демократии», выразившейся в разгуле вседозволенности, хаоса и беспорядка. Обстановка в России после Февральской революции 1917 года вполне соответствовала такому положению дел. Двоевластие, когда, по меткому выражению первого главы Временного правительства князя Г.Е. Львова, «Временное правительство – власть без силы, а Советы – сила без власти», когда бóльшая часть государственного аппарата не функционировала, а армия воющей державы не воевала, – такая ситуация типична для перехода к диктаторскому режиму.

Немаловажно, какой класс, слой, группа выдвинет фигуру адекватного политическому моменту диктатора. Обратим внимание на то, что очень часто в диктаторском режиме нуждается буржуазия. Конечно, стабильность и порядок нужны всем классам, слоям, группам социума, но именно буржуазия в силу своей особой роли в общественной организации труда, в силу того, что в частной собственности ее представителей находятся основные средства общественного производства, в силу львиной доли общественного богатства, которую они присваивают, нуждается в стабильности и порядке, может быть, гораздо больше, чем остальные социальные группы.

Думается, что русская буржуазия, возникшая и сложившаяся как класс под гнетом царизма, несла на себе печать этого процесса. Три века существования без партий, без сословного представительства, без элементарных демократических прав и свобод, три века зависимости от монарших льгот, концессий и протекционизма показывают, что наша российская буржуазия была слабее любой другой иностранной буржуазии, и не способна была удержать публичную власть в своих руках обычными буржуазными методами, основанными на демократии.

Публичная власть, основанная на штыках, по многим показателям проще, чем публичная власть демократическая. Для этого не нужна изощренная идеологическая работа, не нужно даже привлекать на свою сторону армию, так как вполне хватит двух-трех верных правительству и надежных воинских частей. При частом в России безмолвии народа установление военной диктатуры- дело нехитрое.

Главнокомандующий войсками Петроградского военного округа генерал-лейтенант Л.Г. Корнилов
Главнокомандующий войсками Петроградского военного округа генерал-лейтенант Л.Г. Корнилов

Намного важнее и сложнее поиск, собственно, диктатора, так как его личность должна отвечать многим требованиям и критериям.

Во-первых, связь этого диктатора с предыдущим режимом не должна быть обнаружена. Население должно быть уверено, что приход нового политического лидера, действительно, сулит стране новый политический курс, и прежние проблемы однозначно отойдут в прошлое. Судя по всему, Л.Г. Корнилов не был замечен в порочащих его личность связях ни с одиозным Распутиным, ни с царизмом. А надо учесть, что подобные связи в России 1917 года воспринимались отрицательно буквально всеми слоями общества.

Кем был Л.Г.Корнилов

Командующий Петроградским военным округом генерал Л. Г. Корнилов принимает парад. Петроград. Весна 1917 г.
Командующий Петроградским военным округом генерал Л. Г. Корнилов принимает парад. Петроград. Весна 1917 г.

Л.Г. Корнилов был фронтовым генералом незнатного происхождения, сын и внук солдата, прошедший через всю иерархию военной службы. Думается, что сегодня не вызывает сомнений, что основная масса населения не примет высокообразованного главу государства, так что если бы у Корнилова и было образование, то его, скорее, следовало бы скрывать. Но, к счастью, в скрытности нужды не было.

Внешне Л.Г. Корнилов напоминал современникам Александра Суворова: небольшого роста, сухощавый, с простоватым лицом. Видимо, это было в какой-то мере гарантией хороших полководческих данных и верности Отечеству.

Интересно, что впервые персоналия Л.Г. Корнилова как вероятного военного диктатора возникла в телеграмме М.В. Родзянко в Ставку на имя генерала М.В. Алексеева, в которой было сказано о том, что Л.Г. Корнилова следовало командировать в Петроград на должность командующего военным округом «для установления полного порядка и для спасения столицы от анархии». Генерал П.И. Аверьянов, заведовавший в 1916 году отделом эвакуации и военнопленных Генерального штаба, а в начале 1917 года исполняющий обязанности начальника Генерального штаба, 02 марта 1917 года также телеграфировал М.В. Алексееву в поддержку кандидатуры Л.Г. Корнилова, «чтобы помочь Временному Комитету Государственной Думы, спасающему монархический строй». Эти факты показывают, что Л.Г. Корнилов как потенциальный военный диктатор вполне устраивал высшие слои российской буржуазии и военного чиновничества, и цели его назначения вполне ясны.

К слову о военных и полководческих талантах Л.Г. Корнилова можно заметить, что эти таланты были очевидны далеко не всем. Генерал М.В. Алексеев испытывал лично к Л.Г. Корнилову стойкую неприязнь из-за разгрома и пленения 48-й дивизии весной 1915 года. Непосредственный начальник Л.Г. Корнилова, командующий Юго Западным фронтом генерал А.А. Брусилов также не поддержал кандидатуру Л.Г. Корнилова, считая его «по совести малоподходящим для новой должности из-за чрезмерной прямолинейности»

Тем не менее, император Николай II не обратил внимания на возражения кадровых военных и 02 марта 1917 года Л.Г. Корнилов стал командующим Петроградским округом.

05 марта 1917 года началась деятельность Л.Г. Корнилова как командующего Петроградским военным округом. Современные политологи заметили бы явную театральную ноту в его поступках. Так, 08 марта 1917 года он лично арестовал в Царском селе императрицу Александру Федоровну, детей императора и некоторых придворных. Несколько позже Л.Г. Корнилов лично вручил георгиевский крест широко известному в 1917 году Тимофею Кирпичникову, который начал восстание Волынского полка Петроградского гарнизона в февральские дни, что и послужило первым всплеском революции. Кстати, за эти действия Тимофей Кирпичников стал унтер-офицером. Такие поступки Л.Г. Корнилова импонировали солдатской массе, повышали в ней его популярность.

Борьба за влияние на солдат не ограничивалась демонстративными акциями. Л.Г. Корнилов начал подготовку таких военных формирований, которые смогут быть надежной опорой центральной публичной власти. Тем более что революционный накал масс не может постоянно находиться на одном и том же уровне, с течением времени он обязательно будет либо возрастать, либо понижаться. Конечно, для Л.Г. Корнилова предпочтительнее второй вариант. Один из признаков нарастания революционных настроений в армии 1917 года – это возникновение войсковых комитетов.

В этих комитетах наибольшим влиянием пользовались эсеры и меньшевики. Буржуазные партии должны были что-то противопоставить процессу демократизации армии. И как часто бывает, выступать открыто против идеи, овладевшей массами, непродуктивно. Значительно эффективнее формально поддержать эту идею, под видом ее дальнейшего развития извратить и подменить другой: так буржуазия в лице военного министра А.И. Гучкова заменила демократизацию армии либерализацией. Это отказ от знаков различия царской армии, ограничение деятельности войсковых комитетов урегулированием бытовых вопросов. Одновременно предполагалось незаметно убрать из армии революционно настроенных офицеров. Подобные планы являются долгосрочными, их претворение в жизнь требует довольно длительного времени. Однако не все считали необходимым так долго ждать победы контрреволюции.

Одним из сторонников немедленного наведения порядка был командир Уссурийской казачьей дивизии генерал А.М. Крымов. Его концепция «шоковой терапии» заключалась в немедленной и быстрой «зачистке» Петрограда силами одной дивизии, и эффект от таких действий искупит многочисленные людские потери. Генерал А.И. Деникин позднее вспоминал, что Л.Г. Корнилов был всей душой на стороне плана А.М Крымова, но более осторожная позиция А.И. Гучкова на данный момент победила.

Кроме генерала А.М. Крымова, привлекательные для Л.Г. Корнилова идеи высказывал В.С. Завойко, бывший украинский помещик, который активно занимался финансово-промышленной деятельностью в нефтедобывающей отрасли, где, как мы и сегодня знаем, доходы требуют защиты собственного роста всеми методами, в том числе силовыми. В 1917 году он в Петрограде издавал журнал «Свобода в борьбе». Наполняя журнал своими статьями, В.С. Завойко пропагандировал взгляды определенного сорта – о том, что в результате революции в России процветают анархия, безответственность, безделье и потребительство, что россияне – не революционеры, а «самые грязные и подлые сволочники». Спасти же Россию, по мнению В.С. Завойко, может лишь «чудо и отдельные личности»

В кружке В.С. Завойко мысль о том, что такой «отдельной личностью» должен стать именно Л.Г. Корнилов, утвердилась и окрепла. Окружение генерала П.Н. Врангеля также разделяло эту мысль.

Апрельский кризис

Ф. Ф. Линде направляет солдат Финского полка в сторону Мариинского дворца - резиденции Временного правительства. 21 апреля (4 мая) 1917 года
Ф. Ф. Линде направляет солдат Финского полка в сторону Мариинского дворца – резиденции Временного правительства. 21 апреля (4 мая) 1917 года

Не стоит думать, что слабость и политическая неопытность российской буржуазии не давали ей возможности действовать быстро и решительно. Уже в дни апрельского кризиса Л.Г. Корнилов попытался активизировать военные ресурсы контрреволюции. Для подавления демонстраций с антивоенными и антиправительственными лозунгами он приказал вывести на Дворцовую площадь две артиллерийские бригады из Михайловского военного училища. Но эта первая попытка военного переворота провалилась. Личный состав Михайловского училища отказался подчиниться приказу Л.Г. Корнилова, а Исполком Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов отменил данный приказ и уточнил, что без санкции Петросовета ни одна воинская часть в боевом порядке не может покинуть место дислокации в гарнизоне. Получается, что должность командующего Петроградским военным округом реальной публичной власти не давала, реальная публичная власть была сосредоточена в руках Петроградского Совета. Л.Г. Корнилов не мог согласиться с такой расстановкой сил и 23 апреля 1917 года подал в отставку с занимаемого поста.

Военный министр А.И. Гучков, теряя свою должность после апрельского политического кризиса, попытался обеспечить Л.Г. Корнилова новым местом службы: он обратился к генералу М.В. Алексееву с просьбой сделать Л.Г. Корнилова главнокомандующим Северного фронта, так как это давало возможность всегда быть недалеко от Петрограда. На этот раз М.В. Алексеев занял абсолютно непримиримую позицию, отказав в весьма резкой форме. Основными аргументами при отказе были доводы, что Л.Г. Корнилов не имеет опыта командования крупными воинскими соединениями, что он не имеет авторитета среди солдат Северного фронта, и М.В. Алексеев даже обещал уйти в отставку, если его мнение не будет учтено.

Так пришлось Л.Г. Корнилову в конце апреля 1917 года отправиться на Юго-Западный фронт для командования 8-й армией. Именно здесь были сформированы знаменитые корниловские части. Вслед за гусарами прусского короля Фридриха II корниловские части украсили свою форму изображением человеческого черепа над скрещенными костями и мечами. По частоте позднейшего использования этого символа в военной форме можно оценить, насколько удачен был этот ход.

Конный Текинский полк, также созданный при Л.Г. Корнилове, состоял в основном из туркмен, и был абсолютно предан ему, составляя его личный конвой. Мусульмане, жители Средней Азии и Кавказа, высоко ценили свободное владение Л.Г. Корниловым персидским и туркменским языками.

Апрельский политический кризис показал русской контрреволюции, что путь постепенного овладения массами и «приручения Советов» весьма тернист. С конца апреля усилились силовые течения, считавшие бесполезной тактику заигрывания с революцией. Так стали возникать подпольные контрреволюционные организации для подготовки и проведения военного переворота. В середине мая в Петрограде возник «Республиканский центр», где влияние крайне правых неуклонно росло. Военным отделом этой организации руководил вице-адмирал А.В. Колчак, а летом 1917 года с ней был тесно связан Л.Г. Корнилов.

Кроме них в «Республиканском центре» были замечены будущий оренбургский атаман А.И. Дутов, будущий лидер прибалтийских белогвардейцев полковник П.Р. Бермонт-Авалов. Эти имена вполне четко показывают политические воззрения и планы членов этой организации.

Еще одной ступенью складывания политической фигуры Л.Г. Корнилова стал июньский кризис, который по инициативе Временного правительства был перерезан наступлением на Юго-Западном фронте. Именно 8-я армия генерала Л.Г. Корнилова действовала наиболее активно в этом наступлении, продвинувшись вперед на 30 км по фронту шириной 50 км. Но остальные армии фронта сражались малоэффективно, наступление захлебнулось, а 06 июля 1917 года германские войска совершили знаменитый Тарнопольский прорыв. Началось беспорядочное отступление русской армии, сопровождаемое погромами, мародерством и анархическими выступлениями. Именно тогда Л.Г. Корнилов приказал казнить дезертиров и мародеров без суда, вешая их для всеобщего обозрения (несомненно, исключительно в воспитательно-профилактических целях).

Возглавив в июле 1917 года Юго-Западный фронт, Л.Г. Корнилов немедленно отправил правительству телеграмму с требованием срочно ввести на фронте смертную казнь, «в противном случае вся ответственность падет на тех, кто словами думает править на тех полях, где царит смерть и позор предательства, малодушие и себялюбие». Стиль этой телеграммы ничем не напоминает самого Л.Г. Корнилова, но В.С. Завойко, приехавший к Л.Г. Корнилову на фронт, вполне мог создать подобное литературное произведение.

Л.Г. Корнилов как политическая фигура в эти дни уже был интересен многим. За преобладающее влияние на него соревновались, с одной стороны, В.С. Завойко, а с другой, – Б.В. Савинков и М.М. Филоненко. На какой-то момент победили последние

Следует обратить внимание на то, что легенду о туповатости, примитивности Л.Г. Корнилова распространили именно Б.В. Савинков и М.М. Филоненко, видимо, считая это политически выгодным. Реальные люди от своих политических образов, как правило, сильно отличаются, и Л.Г. Корнилов не был исключением. Это был образованнейший офицер, опубликовавший немало научных трудов, как уже говорилось, владевший несколькими восточными языками, способный сменить свою позицию в случае надобности. Согласитесь, что это мало напоминает каноническую концепцию сущности генерала Л.Г. Корнилова.

В советской исторической литературе доминирует мнение, что Л.Г. Корнилов – жесткий и деспотический лидер, неуклонно отстаивавший смертную казнь за дезертирство, установление строгой дисциплины и ликвидацию войсковых комитетов в армии. Но с последним тезисом нельзя безусловно согласиться. Л.Г. Корнилов был умнее, чем кажется. На совещании у А.Ф. Керенского в середине июля по вопросу о боеспособности армии большинство присутствующих высказывались за роспуск войсковых комитетов. Отсутствовавший на совещании Л.Г. Корнилов, как обычно, свои взгляды изложил в очередной телеграмме. Соглашаясь с усилением власти командиров, он предлагал соединить эту линию с массовой и серьезной чисткой командных кадров, усилить роль комиссаров, сохранить войсковые комитеты, четко обозначив их функции.

Думается, в политике не так важно иметь свою точку зрения, как адекватно отражать точку зрения тех социальных слоев, которые готовы оплатить существование данной политической фигуры. Мнение Л.Г. Корнилова, прежде всего, совпадало с установкой Временного правительства и русской буржуазии, стремящейся удержаться у публичной власти с помощью псевдореволюционных игр.

Корнилов – верховный главнокомандующий

Приказ Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии Л. Г. Корнилова с объяснением смысла происходящих событий («Корниловское выступление»). 29 августа 1917 г.
Приказ Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии Л. Г. Корнилова с объяснением смысла происходящих событий («Корниловское выступление»). 29 августа 1917 г.

19 июля 1917 года эта способность Л.Г. Корнилова к политической и идеологической гибкости была щедро вознаграждена: он стал верховным главнокомандующим.

Однако настоящего согласия верховного главнокомандующего Л.Г. Корнилова и главы Временного правительства А.Ф. Керенского не получилось. В ответ на свое назначение Л.Г. Корнилов отправил А.Ф. Керенскому телеграмму о том, что он согласен занять новый пост лишь при условии, что ответственность за свои действия он будет нести не перед правительством, а «перед собственной совестью и всем народом». Растиражированная газетами телеграмма снова послужила делу усиления популярности Л.Г. Корнилова, правая контрреволюция уже не сомневалась в том, что новый диктатор найден. Конечно, такое положение совсем не устраивало А.Ф. Керенского, но убрать Л.Г. Корнилова с поста верховного главнокомандующего он не мог из-за шаткости, неопределенности политической ситуации.

Став верховным главнокомандующим, Л.Г. Корнилов провозгласил, что для обеспечения боеспособности нам надо иметь три армии: «Армия в окопах… армия в тылу и армия железнодорожников». Воистину современным деспотам у старших товарищей нужно еще учиться, учиться и учиться!

Конечно, приходя к публичной власти, хорошо бы опираться на армию, так как даже нейтральная армия не является гарантией стабильности режима. Умножьте проблему на то обстоятельство, что мы говорим о России – стране сложной и специфичной. И тот, кто хоть краем глаза видел русский бунт, часто бессмысленный и, как правило, беспощадный, тот понимает, что удержать в повиновении население России – дело даже более трудное, чем одержать победу на фронте. Конечно, для этого нужна еще одна армия.

Ситуация после июльского кризиса в стране резко изменилась. Петроградский Совет утратил ту долю реальной публичной власти, которой он до того располагал. Временно победила контрреволюция. Левые организации пытались обратить внимание общества на опасность введения смертной казни на фронте, на опасность стремления Л.Г. Корнилова распространить это положение и на тыловые районы, что фактически означало введение военной диктатуры в России. В ответ на выступления «левых» правые организации дали мощный залп в поддержку Л.Г. Корнилова. Это и «Республиканский центр», и «Совещание общественных деятелей». Как ни странно, атаки на Л.Г. Корнилова «слева» привели к резкому росту его авторитета среди «правых».

В окружении Л.Г. Корнилова накануне Государственного совещания готовился его доклад, который исследователи иногда называют «запиской». В этом документе предлагалось сохранить комиссаров, только пока они успокаивают солдат и предотвращают восстания. Можно сохранить и войсковые комитеты, если они, как и комиссары, будут проводниками идей порядка и дисциплины. В записке говорилось о необходимости установить единый правовой режим, как для фронта, так и для тыла, где неуклонно будут работать принцип применения смертной казни за нарушение дисциплины. Воинские части, уличенные в нарушении порядка, будут расформированы, их личный состав – помещен в концлагеря с суровым режимом и уменьшенным пайком. Железные дороги, шахты и самые важные заводы должны быть объявлены на военном положении. Любые формы протеста рабочих запрещались. За нарушение рабочего распорядка пролетариев ждала отправка на фронт. Конечно, такой набор мероприятий мог предложить, прежде всего, военный человек, но далеко не всякий. Это и был довольно четкий план введения военного режима, военной диктатуры. Сохранение войсковых комитетов и института комиссаров в предлагаемом виде существенной роли не играло, так как их деятельность сводилась к профанации.

А.Ф. Керенский, ожидавший от Государственного совещания поддержки, просчитался. Совещание открылось в Москве в здании Большого театра 12 августа 1917 года, но речи «главноуговаривающего» (Керенского) большого успеха не имели. Теперь все ждали не слов, а дела, и не от А.Ф. Керенского, а от Л.Г. Корнилова. 14 августа 1917 года состоялось выступление Л.Г. Корнилова. Оно, в отличие от речей Керенского, было прямолинейным и кратким, что было необычно для революционных дней 1917 года. Л.Г. Корнилов обвинил в развале армии преобразования, проведенные после Февральской революции. В речи он изложил тезисы своей «записки». Итоги Государственного совещания были всем абсолютно ясны: политическая фигура А.Ф. Керенского таяла на глазах, а политическая фигура Л.Г. Корнилова неуклонно набирала вес.

Каждый переворот требует больших денежных затрат, и корниловский переворот не был исключением. Эти средства Л.Г. Корнилов получил от А.И. Путилова и А.И. Вышнеградского, что ясно показывает заинтересованность крупной финансово-промышленной буржуазии в приходе к публичной власти военной диктатуры.

Взятие германскими войсками Риги 20 августа 1917 года было выгодно Л.Г. Корнилову, так как возникала непосредственная угроза Петрограду, и требование немедленных жестких мер казалось еще более обоснованным.

Подводя итоги, можно сказать, что на примере Л.Г.Корнилова ясно виден алгоритм создания и выдвижения конкретной кандидатуры на роль политического диктатора. В диктаторе нуждается страна, недавно пережившая период слома государственного строя, уставшая от анархии, беспорядка и нестабильности, с огромным обывательским мелкобуржуазным большинством. Диктатор представляется незнатным, необразованным, не обладающим опытом политической борьбы. Конечно, на самом деле, он обязательно должен быть весьма образован, хорошо воспитан, довольно гибок в области политической тактики и стратегии

Поделиться

Один комментарий к “Генерал Корнилов – несостоявшийся диктатор

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наверх