Istorium

Сайт об истории. Для тех, кто хочет погрузиться в прошлое со всеми его загадками!

Главная страница » Эдвард Дженнер – человек, который победил оспу

Эдвард Дженнер – человек, который победил оспу

Человечество издавна пыталось бороться со страшными эпидемиями, не щадившими никого – ни малых, ни старых, ни богатых, ни бедных. Холера, чума, оспа меняли политическую карту мира, помогали захватчи- кам покорять новые земли, а политикам – захватывать власть. Эпидемии влияли не только на судьбы отдельных людей, но и на судьбы целых народов и государств.

С древних времен люди сражались с Мором, убивавшим всех без разбора. Столетиями верили, что зараза распространяется с испарениями от нечистот, с миазмами – человек вдыхает их и заболевает, а потом переносит болезнь к другим. Вот почему возникла знаменитая маска венецианского чумного доктора – в ее длинный нос набивали лекарственные травы, через которые человек должен был дышать и которые якобы задерживали эти смертоносные миазмы. Другим способом борьбы против эпидемии был побег – все, кто мог, покидал зараженные города и села. Использовался и карантин – место, где были отмечены случаи заболевания, огораживали и запрещали людям, жившим там, покидать его.

Оспа – одна из главных угроз для человечества

Сопроводительные рисунки к тексту из Флорентийского кодекса (1540—1585 гг.): индеец науа страдает от оспы (эпоха завоеваний испанцами центральной Мексики)
Сопроводительные рисунки к тексту из Флорентийского кодекса (1540—1585 гг.): индеец науа страдает от оспы (эпоха завоеваний испанцами центральной Мексики)

Оспа – одна из опаснейших болезней, знакомых человечеству с давних времен. Трудно подсчитать, сколько жизней она унесла! Во время эпидемий погибало от 20 до 40 % заболевших, а выжившие получали уродливые шрамы и часто теряли зрение.

Конечно, врачи пытались найти способы лечения оспы, но успехов добивались очень немногие. Однако было замечено, что счастливчики, которым удалось выздороветь, больше оспой не заболевали, а потому некоторые доктора в Европе пытались вызвать оспу в легкой форме – к примеру, растирали в порошок корку с оспенных пустул и вдували ее в нос здоровому человеку. А вот на Востоке арабские эскулапы делали на руке тоже здорового человека небольшой разрез и втирали туда вещество, взятое из оспенного волдыря. Этот метод произвел большое впечатление на константинопольского врача Эммануэля Тимони – он активно применял его в начале XVIII века и в 1715 г. написал книгу на английском языке, в которой описывал полученные результаты. Однако его труд не произвел тогда ни малейшего впечатления на западноевропейских докторов.

В те годы в Константинополе жила очаровательная леди Мэри Уортли Монтегю. Она была женой английского посла и славилась своей красотой. Ее портрет написал блестящий портретист Годфри Неллер (кисти которого принадлежат также портреты нескольких европейских монархов), ей посвятил стихи великий британский поэт Александр Поп. «Счастливый облик величия и правдивости, сияние небесного ума, в ней соединяются вся мыслимая грация и все добродетели», – писал он. В общем, леди Монтагю была не только очень хороша собой, но и весьма образована и умна. Жизнь ее складывалась вполне удачно, но в 1717 г. в ее дом вошло горе – она заболела оспой. К счастью, ей удалось выжить, но ее прекрасное лицо обезобразили уродливые рубцы, скрыть которые никакими ухищрениями было невозможно. Она навсегда потеряла свою красоту, и, конечно же, это было для нее большим ударом.

В том же году у леди Мэри родилась дочь. Принимавший роды доктор Мейтланд пригласил Тимони ему помогать. И вот Тимони, увидев лицо роженицы, уговорил ее сделать сыну и дочери вариоляцию – так, от латинского variola (оспа) стали называть пропагандируемую Тимони процедуру. И леди Мэри согласилась – уж очень ей хотелось уберечь своих детей от страшной болезни, и, вернувшись в Лондон, она постаралась, чтобы о Тимони и его методе узнало как можно больше людей. Она пригласила трех членов Королевского общества осмотреть ее дочь после вариоляции, она без устали рассказывала об этом способе борьбы с оспой репортерам, а позже убедила принцессу Уэльскую, леди Кэролайн, провести вариоляцию ее детей, отпрысков королевской семьи! Принцесса попросила дополнительных доказательств безопасности процедуры, и Мейтланд тут же сделал её шести заключенным и одному мальчику, сироте. Все прошло совершенно без осложнений, и принцесса дала согласие на прививку своих детей.

К 1735 г. вариоляция была сделана 850 раз. Довольно мало – дело объяснялось тем, что она не всегда проходила безболезненно. Некоторые привитые умирали – смертность составляла 12%. Очень высокая, хотя вспомним – во время эпидемий оспы смертность достигала 20–40%. Так или иначе, требовалось найти иной способ борьбы с этой страшной болезнью. И вот тут на сцене появляется Эдвард Дженнер. Именно ему, этому англичанину, было суждено сделать одно из самых важных открытий в истории медицины.

Начало пути Эдварда Дженнера

Эдвард Энтони Дженнер
Эдвард Энтони Дженнер

Эдвард Дженнер родился в городке Беркли, графство Глостершир, 17 мая 1749 г. в семействе священника Стивена Дженнера и дочери местного викария Сары Хед. Эдвард был восьмым ребенком. При родах девятого Сара умерла, а вскоре умер и ее муж. В пять лет Эдвард остался сиротой. Все заботы о нем взяли на себя старшие братья и сестры. В восемь лет его отправили учиться в школу-интернат. И вот тут случилась беда – в школе началась эпидемия оспы. Всем ученикам срочно делали вариоляцию. Предварительно, как тогда считали врачи, требовалась подготовка – кровопускание, голодание и клизмы. Она длилась шесть недель! Можно себе представить, как после нее чувствовали себя дети, а потом их ждала еще и небезболезненная процедура самой вариоляции. Эдвард тяжело перенес вариоляцию – у него нарушился сон, исчез аппетит, он страшно похудел. Видя все это, родственники перевели его в другую школу. Она была гораздо меньше, и обстановка там была как-то потеплее и уютнее. Тут Эдвард почувствовал себя гораздо лучше и приобрел друзей, которые оставались с ним до конца его дней.

Старший брат Эдварда Стивен, к которому мальчик был особенно привязан, думал, что Эдвард поступит в Оксфорд, но для этого нужно было обладать определенными знаниями в богословии и древних языках, а Эдварду все это было совершенно неинтересно – его влекла к себе биология, ему хотелось узнать и понять, как устроен мир вокруг него. И тогда было решено – Эдвард станет врачом. И Дженнер поступил в ученики к сельскому хирургу Джону Ладлоу. Вот в то время он и узнал от местных жителей, что доярки, перенеся коровью оспу, никогда не болеют человечьей. А коровья оспа, поражающая вымя и соски коров, для людей совсем не опасна. Возможно, именно тогда и зародилась в нем мысль о том, что специально заразив человека коровьей оспой, можно спасти его от неминуемой смерти от оспы человечьей.

Пройдя курс у Ладлоу, Дженнер отправился в Лондон. Там он поступил на работу в госпиталь Святого Георга. В этой больнице Дженнер получил огромный опыт и многому научился у хирурга Джона Гунтера, в частности разрабатывать теории и проверять их опытным путем. Тогда такой подход в науке был еще совсем неочевиден.

Дженнер стал хорошим врачом, у него было множество благодарных пациентов и множество заманчивых предложений, но жизнь в столице ему не нравилась – его тянуло в родной Беркли, хотелось жить в семье, рядом с любимыми братьями и сестрами. И он вернулся на родину. Дженнер унаследовал кое-какую собственность и довольно большой участок земли, что делало его в представлении местных жителей вполне богатым человеком. Он мог позволить себе заниматься своими разнообразными хобби – орнитологией (например, изучал повадки кукушки и выяснял, почему эта птица позволяет другим представителям пернатых высиживать своих птенцов), химией, а еще музыкой (прекрасно играл на скрипке и флейте), литературой (сочинял баллады и песни), живописью. Когда до него донеслось, что два брата французы Монгольфье поднялись в небо на шаре, заполненном водородом, сельский доктор Дженнер тоже сделал шар из шелка и тоже заполнил его водородом, став, таким образом, первым англичанином, создавшим воздушный шар. Надо сказать, это дело его очень увлекло. Интересовала его и политика. Так, узнав, что в 1772 г. миллионы негров были перевезены из Африки в Европу и обращены в рабство, он написал этакую «песню протеста». Очень разносторонний был человек, этот мистер Дженнер. Его любили – с ним было приятно общаться, его тонкое чувство юмора помогало даже в очень затруднительных обстоятельствах, а его широкие интересы и обаяние делали его центром любой компании.

Его занятия воздухоплаванием, а также приятное обхождение и невероятный шарм произвели большое впечатление на Кэтрин Кингскот, дочь местных аристократов, и 6 марта 1788 г. они сочетались законным браком. Кэтрин стала хорошей женой, и хотя ее волновали в жизни только вера, дети и муж, она делала все, что хотел Дженнер, не мешала его научным занятиям и даже устраивала шумные приемы, когда он ее просил, хотя не любила общество, предпочитая тишину и покой. А он вдохновенно занимался медициной.

Первая идея о вакцинации

Скульптура «Эдвард Дженнер прививает своего сына» работы Джулио Монтеверде (1873)
Скульптура «Эдвард Дженнер прививает своего сына» работы Джулио Монтеверде (1873)

В те годы он сделал удивительное открытие: оказалось, что причина стенокардии и сердечных приступов – заболевание коронарных артерий, поражение и закупорка, причем злоба и раздражение усугубляют состояние больного. Но более всего Дженнера занимала связь между коровьей и человечьей оспой. Вообще говоря, и до него некоторые доктора замечали, что переболев коровьей оспой, люди не заражаются человечьей. Так, об этом говорил доктор Джон Фьюстер, с которым Дженнер встретился на одном из медицинских собраний. В 1765 г. Фьюстер представил лондонскому Медицинскому обществу доклад о коровьей оспе и ее способности предотвратить заболевание человечьей, однако доклад остался совершенно незамеченным и не привлек никакого внимания медицинских светил. А в 1774 г., когда в одном из селений графства Дорсет вспыхнула эпидемия оспы, местный фермер Бенджамин Джести, решив во что бы то ни стало уберечь свое семейство от этой страшной болезни, повел жену и детей на пастбище своего коллеги фермера Элфорда, нашел там корову с пораженным оспой выменем, вытащил из кармана заранее припасенную штопальную иглу своей жены, всунул острие иглы в язву на вымени, а затем, уколов жену и сыновей, двухлетнего Бена и трехлетнего Боба, в руку чуть выше локтя, ввел в них вещество из ранки. (Себе он эту операцию не делал – он уже раньше переболел коровьей оспой). Большинство соплеменников Джести тогда сочли бы его сумасшедшим, однако ему удалось победить оспу в своей семье – никто из его домочадцев не заболел. Более того, когда позже им сделали вариоляцию, это не привело ни к какому эффекту – работал их иммунитет. Конечно же, тогда о нем никто не имел никакого понятия, да и том, что вызывает оспу, каков ее возбудитель, тоже никто не знал. Ничего не знал об этом и Дженнер. Да, в истории вакцинации он не был первым, но так уж случилось, что именно с его именем связана победа над одной из самых опасных инфекционных болезней в истории человечества, именно он сумел показать всему миру, как с ней бороться. И именно с него начинается история метода, благодаря которому можно предупредить развитие и распространение таких смертельных инфекций, как, к примеру, бешенство, чума или полиомиелит.

В декабре 1789 г. заболела няня младшего сына Дженнера. У нее диагностировали коровью оспу. В тесном контакте с этой женщиной были еще две служанки. 17 декабря Дженнер взял жидкость из пустулы на коже няни сына и, сделав неглубокие ранки на руках этих двух женщин, а также своего сына, ввел туда этот материал. Через девять дней вся троица заболела, нетяжело, и вскоре выздоровела. Прошло еще несколько недель, и Дженнер сделал им всем вариоляцию, причем натуральной оспой. Процедура не вызвала у них никакого эффекта. Спустя год, Дженнер сделал доклад об этом эксперименте на заседании Медицинского общества Глостершира, но его сообщение публику нисколько не впечатлило. А между тем Дженнер еще два раза делал сыну вариоляцию натуральной оспой, и снова все проходило бесследно.

На некоторое время Дженнер оставил свои опыты с разными видами оспы. В 1795 г. он заболел тифозной лихорадкой, а потом довольно долго лечился на знаменитом курорте Челтелхеме. Там у него были все условия для размышлений. И вот, наверное, принимая ванны, он и придумал план эксперимента, благодаря которому навсегда вошел в историю медицины. Итак, он введет здоровому человеку, не болевшему ранее оспой, жидкость из язвочки, которую найдет у кого-нибудь, болеющего коровьей оспой. А потом сделает своему подопытному вариоляцию натуральной оспы, и если человек не заболеет, это будет означать, что оспа побеждена!

Первые эксперименты

Титульный лист книги Дженнера о вакцине против оспы
Титульный лист книги Дженнера о вакцине против оспы

Теперь оставалось только найти участников эксперимента. Причем таких, которые не создадут ему сложности в случае неудачи. И тут он вспомнил о работавшем у него в доме Джеймсе Фиппсе, восьмилетнем сыне бездомного нищего. Глас его в обществе уж точно никто не услышит. И вот 14 мая 1796 г. Дженнер взял жидкость из ранки у дочери фермера Сары Нелмс (инфекция туда попала, когда Сара доила корову по кличке Цветок, болевшую коровьей оспой) и ввел эту жидкость в два надреза, сделанные на левой руке Джеймса. Через пару дней у Джеймса на местах разрезов появились пустулы, поднялась температура, которая держалась пару дней. 1 июня Дженнер сделал мальчику вариоляцию, и она не вызвала никаких признаков оспы. Так Дженнер доказал, что прививка коровьей оспы защищает людей от натуральной, причем сама эта прививка – процедура легко переносимая. Казалось бы, победа, но Дженнер снова и снова проверял свои результаты, снова и снова вакцинировал детей и взрослых.

Два месяца, июль и август, Дженнер писал статью о вакцинации, а потом отправился в Лондон и вручил ее президенту Королевского общества сэру Джозефу Бэнксу для публикации в журнале Общества. Однако сэр Бэнкс, несмотря на уважение и добрые чувства к Дженнеру, отклонил статью, посчитав ее уж слишком противоречащей общепринятым взглядам. И тогда Дженнер продолжил работу над статьей, внес туда новые результаты, и так получилась книга, которая вышла в свет в 1798 г. Она называлась «An Inquiry Into the Causes and Effects of the Variolae Vaccinae, a Disease Discovered in Some of the Western Counties of England, Particularly Gloucestershire, and Known by the Name of the Cow-pox» («Исследование о причинах и действиях variolae vaccinae, болезни, обнаруженной в некоторых западных графствах Англии, особенно в Глостершире, и известной под именем «коровья оспа»). Дженнер в ней подробно описывал процедуру прививки, говорил, что прививка коровьей оспой защищает человека от натуральной, при этом она совершенно безопасна в отличие от вариоляции. Более того – и тут Дженнер опередил свое время – он утверждал, что возбудитель оспы – болезнетворный вирус (латинское слово, которое использовалось в английском языке для обозначения ядов). Конечно, он употребил его не в сегодняшнем значении.

Победив оспу, Дженнер обрел славу. Его книгу читали вслух на званых приемах, о нем говорил даже сам король, а 7 марта 1800 г. Дженнер был представлен британскому монарху. Теперь Дженнер мог бы стать богатым человеком. Однако деньги его мало интересовали. Когда его пригласили в Лондон, посулив 100 тысяч в год, он отказался, сказав, что средств на жизнь ему хватает, а делать деньги на своих открытиях он не намерен.

В 1803 г. хирург из Плимута Ричард Даннинг придумал слово вакцинация – от латинского vaccinia, означавшего «коровья оспа». Вакцинация начала свое триумфальное шествие по всему миру. К 1801 г. труд Дженнера был переведён на шесть языков, а вакцинированы более 100 000 человек. В 1800 г. в США под руководством президента Томаса Джефферсона заработала национальная программа вакцинации. Король Испании Карл IV не только велел провести вакцинацию в своей стране, но и организовал доставку вакцины в Новый свет, в латиноамериканские колонии (у короля к оспе были свои счеты – в 1794 г. болезнь убила его дочь Марию Терезу). Но как привезти вакцину из Европы в Америку? Решение было гениально просто: руководитель экспедиции Франциск Жавьер де Бальми посадил на борт корабля 22 мальчиков из сиротского приюта и команду врачей. До отплытия двум мальчикам привили коровью оспу, а потом передавали ее от привитых детей к непривитым, причем каждый раз дублировали процесс – вдруг у кого-то не возникнут нужные волдыри. Доплыв до Америки, корабль с живой вакциной пришвартовывался в портах самых разных городов, и там, прежде всего, прививали коров – так создавался живой запас вакцины.

Противники вакцинации

Эдвард Дженнер вакцинирует людей, которые боятся, что из-за этого у них появятся коровоподобные отростки. Карикатура 1802 года.
Эдвард Дженнер вакцинирует людей, которые боятся, что из-за этого у них появятся коровоподобные отростки. Карикатура 1802 года

Казалось, необходимость прививок уже была доказана. Однако на фоне хвалебных славословий звучала и острая критика метода, изрядно портившая нервы Дженнеру. У каких-то больных после вакцинации возникала сыпь по всему телу, говорили о том, что коровья оспа как сифилис, поражает мозг, а потому очень опасна. Кто-то писал, что у ребенка после вакцинации лицо стало деформироваться и напоминать коровью морду, у другого пациента началась парша, кожная болезнь шерстистых животных, то есть вакцинация способна вызвать болезни животных, а то и просто превратить в них несчастных жертв метода доктора Дженнера.

Дженнер много отдавал времени своим научным занятиям, благотворительности и общественной детельности, что сказалось на благосостоянии его семьи. Его работы принесли ему всемирную славу, а при этом денег ему частенько не хватало. Он не вылезал из долгов. Пришлось продать лондонский дом, возобновить практику, при этом бедняков он вакцинировал бесплатно. Старые друзья не раз обращались в парламент с просьбой оказать Дженнеру помощь, о его бедственном положении узнали в разных уголках мира, и люди откликнулись. В Индии в Калькутте для него собрали 4 тысячи фунтов, в Бомбее – 2 тысячи, в Мадрасе – 1383 фунта. К счастью, члены парламента все-таки выделили Дженнеру грант– 20 тысяч фунтов. А Дженнер не оставлял свою борьбу с вариоляцией, пропагандируя бесплатную вакцинацию.

До последнего дня он оставался настоящим ученым, проводил самые разнообразные опыты. Но годы брали свое, он слабел, слабел и его интеллект. Начались слуховые галлюцинации, депрессия, боль в животе и сердце. А еще он жаловался на «утрату мужества», которую лечил бренди и опиумом. 5 августа 1820 г. у него случился первый инсульт, а 26 января 1823 г. – второй, после которого он уже не оправился. На похороны из Лондона почему-то никто не приехал, зато в скорбной процессии шел рядом с членами семьи усопшего Джеймс Фиппс, человек, имя которого благодаря Дженнеру навсегда вошло в историю медицины.

Конец борьбы человечества с оспой

Борьба человечества с оспой закончилась полной победой. Последний случай заболевания был зафиксирован в 1978 г. Группа ученых из Бирмингемского университета изучала вирус оспы. Руководил работами профессор Генри Бедсон. Над лабораторией было помещение, где работала университетский фотограф Джанет Паркер. 11 августа 1978 г. Джанет, почувствовав недомогание, пришла на прием к врачу. Доктор обнаружил у нее на коже волдыри, но ему и в голову не пришло, что у Джанет – оспа, ведь, как и всем ее соотечественникам, в детстве ей сделали вакцинацию, да и вообще в то время об оспе в Англии уже почти забыли. Однако волдыри пошли у больной по всему телу, ей становилось все хуже и хуже, и врачи забили тревогу. И, наконец, прозвучал страшный приговор: «У Джанет оспа!» Генри Бедсон, тогда главный специалист в Англии по оспе, подтвердил диагноз. Но как Джанет могла заразиться оспой? Ответ был только один: смертельный вирус (возбудитель оспы – вирус) как-то просочился из хранилища лаборатории Бедсона и попал через вентиляционные ходы в фото-комнату Джанет. Несчастная женщина скончалась 11 сентября, спустя месяц после появления первых симптомов. В ее случае вакцина не помогла – вероятно, ее эффект ослаб за долгие годы, а возможно, слишком много вирусов попало в ее организм. Смерть Джанет Паркер вызвала мощный резонанс в обществе. Бедсон был в отчаянии, чувствуя себя виновным. 1 сентября он покончил с собой. Его нашли в саду его дома с перерезанным горлом. «Я подвел доверие коллег и друзей», – объяснял он в предсмертной записке.

Сегодня вирус оспы хранится в двух местах: в США, в Центре по контролю и профилактике заболеваний, и в России, в центре «Вектор», в Кольцово, Новосибирской области. И специалисты, работающие в этих центрах, тщательно следят, чтобы вирус не выбрался наружу.

Итак, в ХХ веке оспа навсегда исчезла из жизни человечества – в 1980 г. было официально объявлено: оспы больше на Земле нет. Дженнер был бы счастлив узнать об этом, а еще о том, что разработанный им метод – введение мертвых бактерий или их токсинов, а также мертвых или ослабленных вирусов – помог избавиться человечеству от таких ранее считавшихся смертельными инфекций, как бубонная чума, ветряная оспа, холера, дифтерит, краснуха, гемофилический грипп типа В, гепатит А, гепатит В, грипп, корь, паротит, паратиф, пневмококковая пневмония, полиомиелит, бешенство, пятнистая лихорадка, столбняк, тиф, брюшной тиф, коклюш и желтая лихорадка. И кто знает, может, когда-нибудь врачи сделают вакцину и от других болезней, которые сегодня считаются неизлечимыми.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наверх