Istorium

Сайт об истории, для всех кто хочет погрузится в прошлое со всеми его загадками!

Главная страница » Бисмарк — поход в Вальхаллу

Бисмарк – поход в Вальхаллу

Утром 27 мая 1941 года одинокий немецкий линкор дал свой последний бой превосходящим силам англичан. Это был «Бисмарк» — гордость Третьего Рейха и флагман Кригсмарине. На тот момент он считался самым мощным линкором в мире и королевские военно-морские силы Великобритании поставили задачу любой ценой его потопить. Но событиям 27 мая предшествовала целая череда событий, жаркий бой и погоня. На протяжении всего похода «Бисмарку» то улыбалась удача, то отворачивалась от него.

Подготовка похода

Спуск на воду линкора «Бисмарк»
Спуск на воду линкора «Бисмарк»

К весне 1941 года надводные корабли немцев имели удачный опыт рейдов в Атлантику. Операция «Берлин», проходившая с 22 января по 22 марта 1941 года, закончилась успехом. В ее ходе линкоры «Шарнхорст» и «Гейзенау» потопили 22 корабля англичан общим водоизмещением в 120 тыс. тонн. Естественно гросс-адмирал Редер не хотел останавливаться на достигнутом.  Незамедлительно начался подготавливаться новый поход под кодовым названием «Рейнские учения». По первоначальному плану линкор «Бисмарк» и тяжелый крейсер «Принц Ойген», пройдя Датский пролив выходили в Атлантику. Там к ним присоединялись линкоры «Шарнхорст» и «Гейзенау» — находившиеся во французском порту Брест. Однако вмешались обстоятельства.

Вначале из строя вышел «Шарнхорст» — сломались трубы пароперегревателей и требовался долгий ремонт. Потом «Гейзенау», стоя на приколе в Бресте, был атакован одиноким английским самолетом. Он «поймал» торпеду и требовал тоже многомесячного ремонта. В строю осталось только два корабля, но Редер не желал отказываться от идеи.

25 апреля 1941 года в Берлине состоялось совещание. На нем командующий надводным флотом адмирал Лютьенс высказал мнение, что будет благоразумно отложить операцию. Он предлагал дождаться ремонта «Шарнхорста» или ввода в строй «Тирпица», а лучше подождать обоих. На это Редер ответил резким отказом. Лютьенс не стал протестовать.

Бисмарк в 1941 году
Бисмарк в 1941 году

Надо понимать контекст тогдашних событий. С одной стороны, гросс-адмирал Редер опасался вхождения в войну США и тогда кораблей противника в Атлантике будет значительно больше. К тому же его подталкивал к активным действия Гитлер, желавший нанести Великобритании максимальный ущерб. С другой стороны, предшественники Лютьенса были смещены за протесты со своих постов. Помня о их судьбе, адмирал не особо протестовал.

По результатам совещания было решено провести операцию силами «Бисмарка» и «Принца Ойгена».  Главной силой в этом дуэте выступал новейший линкор. На него возлагалась задача по отвлечению кораблей охраны конвоев, в то время как тяжелый крейсер должен был топить транспортные суда. Командование было поручено Лютьенсу. Начало похода было намечено на вторую половину мая. Жребий был брошен.

«Бисмарк» вступает в дело

Вечером 19 мая, соблюдая полное радиомолчание, из базы Кригсмарине в Готенхафене в море вышел «Бисмарк».  Курс был взят на пролив Каттегат. Там линкор уже ждал, вышедший днем ранее «Принц Ойген». После соединения они направились в норвежский город Берген. Во время плаванья, 20 мая, их заметил шведский крейсер «Готланд», а так же члены норвежского сопротивления. В этот день военный атташе Великобритании в Швеции сообщил своему Адмиралтейству, что в проливе Каттегат были замечены два больших корабля немцев.

Тяжёлый крейсер «Принц Ойген» перед атомными испытаниями на атолле Бикини. 1946 г. Орудия носовой башни ГК демонтированы.
Тяжёлый крейсер «Принц Ойген» перед атомными испытаниями на атолле Бикини. 1946 г. Орудия носовой башни ГК демонтированы.

Последние прибыли в пролив Каттегат в полдень —значительно выбившись из графика движения. Из-за этого их движение совпало с выходом торговых судов. Британский офицер разведки выдвинул следующие гипотезы:

  1. Корабли охраняют конвой;
  2. Торговые суда предназначены для снабжения боевых кораблей в случаи военных действий;
  3. Конвой может перевозить военные подразделения для десантных операций в Исландии и на Фарерских островах. Линейные корабли выступают в качестве эскорта;
  4. Охрана транспортников случайна, а основная цель прорыв в Атлантику для рейдерских операций.

Из всех предположений он настаивал на первых двух и убедил в этом свое начальство. Но практичное Адмиралтейство придерживалось двух других версий, особенно последней и начало подготовку контрмер.

21 мая 1941 года немецкие корабли достигли фьордов Бергена. Там они были покрашены в серо-стальной цвет для рейда. В добавок тяжелый крейсер принял дополнительное топливо с танкера «Воллин», чего «Бисмарк» не сделал. Это было роковой ошибкой. В тот же день разведывательный «Спитфаер» англичан сфотографировал корабли на стоянке. Британское адмиралтейство идентифицировало корабли и отправило бомбардировщики. Однако корабли уже покинули стоянку.  

Потерпев неудачу английское командование начало охоту за «Бисмарком». Были извещены находившиеся в море тяжелые крейсера «Норфолк», «Саффлок» и их эскортные легкие крейсера «Бирмингем» и «Манчестер». На перехват немецкого суперлинкора из главной базы королевских военно-морских сил Скала-Флоу вышли линкор «Принц Уэльский» и линейный крейсер «Худ» —новейший корабль и гордость британского флота.

Несмотря на все предпринятые меры немцы смогли пройти незамеченными, пройдя Норвежское море и пересекли Северный полярный круг. Англичане вели поиски намного южнее. Стремясь увеличить шансы на обнаружение немецкой эскадры, ночью 22 мая, из Сала-Флоу вышли линкор «Кинг Джордж V» и авианосец «Викториес» с кораблями сопровождения под командование первого морского лорда адмирала Тови. Примечательно, что авианосец был достроен 15 мая 1941 года и тоже являлся новейшим кораблем.

Тем временем «Бисмарк» и «Принц Ойген» подходили к Датскому проливу. Вечером 23 мая 1941 года они были визуально обнаружены крейсерами «Норфолк» и «Саффолк». Немцы их тоже заметили и открыли огонь. Пользуясь туманом, англичане отступили и сообщили о находке своему командованию и продолжили следить за немцами по радарам. Британское командование незамедлительно отправило туда «Худ» и «Принц Уэльский».

Германская эскадра не пыталась их уничтожить. Помимо тумана в проливе было огромное количество льда и любые маневры были затруднены. К тому же британцы обладали большей скоростью по сравнению с немецким линкором.

В результате стрельбы на «Бисмарке» вышел из строя радар. Не имея альтернатив адмирал Лютьенс приказал «Принцу Ойгену» идти впереди линкора. Это решение сильно повлияет на грядущие события.

Сражение в Датском проливе

Преследовавший «Бисмарка» крейсер «Саффолк» в полночь потерял контакт с первым. Это сильно нарушило планы англичан. Флот Метрополии намеревался подойти с юга к немецкой эскадре. В таком случае силуэты британских кораблей были бы слабо видимы, в то время как немецкие корабли освещало восходящие Солнце. В новых обстоятельствах командующий эскадрой перехвата вице-адмирал Холланд скорректировал план.  Сам флотоводец держал свой вымпел на «Худе».

Тяжёлый крейсер «Бервик»
Тяжёлый крейсер «Саффолк»

По новому плану, Холанд, приказывает проложить оптимальный курс на перехват «Бисмарка», игнорируя преимущество в восходящем Солнце. Для расширения области поиска эсминцы сопровождения были посланы на север. Они двигались с расстоянием между друг другом в 15 миль. В то же время немецкие корабли стремясь обойти льды были южнее. В результате маневров они разминулись с посланными эсминцами. «Бисмарк» и «Принц Ойген» имели все шансы выйти в Атлантику незамеченными, однако в 3.00 их на радарах снова увидел «Саффолк» и сообщил о своей находке.

Адмирал Холланд незамедлительно принимает решение идти на перехват. «Худ» и «Принц Уэльский» переходят на боевой ход в 28 узлов 24 мая в 03.40. Однако радость от обнаружения неприятельских кораблей омрачалась невыгодной конфигурацией предстоящего боя. Во-первых, английские корабли будут хорошо видны на рассвете идя с южной стороны, в то время как немецкая эскадра находилась на северной и более темной. Во-вторых, они были лишены численного перевеса за счет ранее посланных эсминцев. В-третьих, британским кораблям предстояло идти на сближение под тупым углом атаки. Это выражалось в том, что немецкие корабли пересекали курс английских и имели возможность вести огонь из всех орудий сразу в отличии от своих визави. Кстати о вооружении.

Линейный крейсер «Худ» располагал восьмью орудиями 381 мм главного калибра установленных по два в четырех башнях и 12-ю 140 мм орудиями вспомогательного калибра. Также имелись шесть торпедных аппарата для торпед в 533 мм— четыре надводных и два подводных. Однако в бою их применить не получилось. Броневая защита в главном поясе достигала 305 мм и являлась довольно слабой. В конфигурации предстоящего боя это было самой большой слабостью, хотя и компенсировалась отличными ходовыми характеристиками.

Линкор «Принц Уэльский» обладал менее мощными орудиями главного калибра в 356 мм, но за то их было десять. Установлены были по два в пяти башнях. Аналогичная ситуация была и с вспомогательным калибром— шестнадцать 133 мм орудий. Зато броневая защита в главном поясе достигала 381 мм.

Тяжелый крейсер «Принц Ойген» имел на своем борту восемь 203 мм орудий главного калибра— по два в четырех башнях и двенадцатью 105 мм орудий универсального калибра аналогичного размещения. Броневая защита достигала 80 мм, что мягко говоря было слабым. Но его слабость с лихвой компенсировал коллега.

«Бисмарк» обладал колоссальной огневой мощью. Восемь 380 мм орудий по два в четырех башнях. Двенадцать 150 мм орудий вспомогательного калибра по два в шести башнях. Шестнадцать 105 мм орудий универсального калибра по два восьми башнях. Броня достигала 320 мм, а командный мостик был защищен 360 мм крупповской сталью.

Таким образом в общей силе имели превосходство над немцами, однако «Бисмарк» имел перевес над всеми кораблями в совокупности характеристик.

Утром 24 мая в 05.35 «Принц Уэльский» визуально обнаружил немецкую эскадру. В свою очередь немцы еще около 5.00 знали о приближении неприятеля из показаний радара тяжелого крейсера и гидрофонов, а в 05.40 установили визуальный контакт с английскими кораблями и перешли на боевой ход.

Гюнтер Лютьенс
Гюнтер Лютьенс

Командующий немецкой эскадрой Лютьенс не стремился давать бой— немецкие корабли во время рейдерских операций имели приказ избегать сражений даже в ситуации, где перевес на их стороне. Об этом прекрасно знал вице-адмирал Холланд решивший дать бой, не дожидаясь эскадры адмирала Тови. Однако перед ним стоял нетривиальный вопрос— на какой дистанции проводить сражение. Адмирал не знал на каком расстоянии огонь его эскадры будет наиболее эффективным по «Бисмарку» и разработал план с учетом возможностей своих кораблей.

Орудия «Бисмарка» на дистанции в двенадцать километров не могли причинить серьезных повреждений, а на дистанции в 11 км «Худ» был наименее уязвим за счет своих ходовых качеств. Опираясь на эти умозаключения адмирал Холланд еще в 02.00 пояснил свой замысел и скорректировал его в новых условиях. Надо отметить, что уверенности в плане уму добавляла погода. Ночной шторм стих и к 05.00 видимость достигала 20 километров. Это позволяло выбирать наиболее оптимальное движение к немецкой эскадре.

Но в плане были просчеты. Первый и самый главный англичане не обладали преимуществом в скорости хода. Их попытку подойти на близкую дистанцию с носовых курсовых углов Лютьенс быстро понял и предпринял контрманевр.  В результате по прошествии двадцати минут, с начала визуального контакта и до начала боя, немцы заняли выгодную позицию справа по носу к британским кораблям. Это не позволяло англичанам вести огонь с кормовых орудий главного калибра в то время, как немцы «встречали» их полноценно. Таким образом из-за просчета корабли Туманного Альбиона лишились в начале боя своего главного козыря— превосходства в огневой мощи.

В 05.52 на расстоянии в 24 км корабли Холанда открыли огонь, минутой спустя им ответили взаимностью с «Бисмарка». Начался бой. Тут вскрылся не сколько просчет, а ошибка. Дело в том, что «Принц Ойген» имел схожий силуэт с «Бисмарком» и шел впереди. Англичане приняли его немецкий линкор и поняли свою ошибку после ответного огня с настоящего— тяжелый крейсер никак не мог вести огонь на такой дистанции. В результате смены цели для орудий эффективность огня резко упала— снаряды ложились с значительным перелетом.  Только с шестого залпа «Принц Уэльский» в 05.56 нарыл «Бисмарк», повредив топленые цистерны. А вот на «Худе» по всей видимости приказ с мостика о смене цели не дошел до центра управления огнем, поскольку до самого конца ого орудия вели огонь по «Принцу Ойгену». Немецкие корабли напротив сконцентрировали огонь по линейному крейсеру.

В 05.57 третий залп «Бисмарк» и второй «Принца Ойгена» накрыли «Худ» и на нем начались пожары. В ответ немецкий линкор получил два попадания ниже ватерлинии от британского. Однако эти залпы не причинили ущерба. Уже в 06.00 английские корабли сократили дистанцию до 16 километров. Английская эскадра начала проводить разворот с целью задействовать кормовые орудия главного калибра.  В этот момент «Бисмарк» сделал свой пятый залп по «Худу». После двадцатисекундного полета бронебойный снаряд, весом в 870 килограммов, попадает прямо в центр корпуса не успевшего совершить маневр корабля. Раздался ужасный взрыв. Столб пламени поднялся в воздух до 1.5 км. Линейный крейсер буквально переломало на две части, и он начал тонуть. В 06.01 из носовой башни «Худа» обреченные моряки производят последний дерзкий залп, перед тем как окончательно скрыться в воде. К этому моменту носовая часть корабля находилась в вертикальном положении.

Существует две теории этого события. Первая предполагает, что снаряд с немецкого линкора пробил бронепалубу и угодил прямо в оружейный отсек где, хранились снаряды и заряды к ним. Вторая версия основывается на невыполнении английскими моряками устава. В частности, распространенным явлением было расположение в орудийных башнях дополнительных снарядов и зарядов к ним, что строго запрещалось уставами всех флотов.  Это сильно повышало скорострельность— не требовалось долго ждать подачи боеприпасов из оружейного отсека, но резко повышало опасность вражеских попаданий по кораблю. Так немецкий снаряд мог пробить броневую защиту орудийной башни и детонировать находящиеся та заряды, а огонь от них, как по пороховой дорожку уже проник в оружейный отсек.

Как бы там ни было в результате произошло мгновенное сгорание пороха, с последующим взрывом. В результате погибло 1414 человек включая вице-адмирала Холланда. Выжило лишь трое. Их подберет через два часа эсминец «Электра». На эсминце ожидали большего числа выживших, но обнаружили лишь обломки и части тел. О судьбе моряков с «Худа» не сильно заботились их коллеги и немцы— они продолжали бой.

Гибель Худа. (Дистанция между кораблями не в масштабе)
Гибель Худа. (Дистанция между кораблями не в масштабе)

 «Принц Уэльский» оказался теперь в одиночестве, и немецкая эскадра сконцентрировала по нему огонь. Британскому линкору пришлось продолжать бой на расстоянии 14 километров. Эффективность его огня резко упала, поскольку пришлось проводить вынужденный маневр для избежание столкновения с остатками «Худа». На таком расстоянии немцы задействовали уже орудия вспомогательного калибра. Линкор начал получать огромный ущерб. За пять минут он получил четыре попадания с 380 мм орудий «Бисмарка» и 3 из 203 мм орудий «Принца Ойгена». В довесок к вышедшему в начале боя орудию из носовой двухорудийной башне заклинило кормовую четырехорудийную башню. Здесь надо учитывать, что британский линкор к началу операции «Рейнские учения» проходил испытания и проверку узлов. Даже во время боя в его башнях находились заводские специалисты, производившие наладку систем!

Понимая бесперспективность продолжения боя капитан «Принца Уэльского» выводит свой корабль из боя под прикрытием дымовой завесы, но не выпуская из своих радаров германские корабли. Капитан «Бисмарка» Эрнст Линдеман предложил адмиралу Лютьенсу начать преследовать оставшийся английский линкор и потопить его, но адмирал решил не менять курс. К тому же бой для немцев не прошел без последствий.

Погоня

В честь победы матросам и унтер-офицерам немецкой эскадры были розданы дополнительные пайки продовольствия, сигарет и пива. Личному составу было объявлено, что потопление «Худа» отличный подарок на день рождения Лютьенса—  25 мая ему исполнялось 52 года.

Атлантический рейд «Бисмарка» и его перехват
Атлантический рейд «Бисмарка» и его перехват

Однако радости старший офицерский состав «Бисмарка» не испытывал. В ходе боя, как уже отмечалось, английский линкор сумел повредить топливные цистерны.  В добавок из-за того попадания были выведены из строя два машинных котла и корабль зачерпнул около 2 тыс. тонн воды. С учетом не сделанной дозаправки еще в начале похода немецкий суперлинкор не имел достаточного топлива для продолжения операции и требовал ремонта.  В этой ситуации командующий эскадрой принял решение вести линкор на ремонт в французкий порт Сан-Назер, в то же время «Принц Ойген» должен был продолжать поход. Однако англичане не отставали.

Вышедший из боя английский линкор вместе с тяжелыми крейсерами «Норфолк» и «Саффолк» преследовали немецкую эскадру, сообщая их координаты. Не имея другого выхода, 24 мая 1941 года, немецкие корабли развернулись на своих преследователей.  В 18.20 между ними произошел бой.  В непродолжительном столкновении корабли обменялись залпами, но не добились попаданий в друг друга. Не обладая превосходством в силах, британцы уклонились от сражения. Этим воспользовался немецкий тяжелый крейсер и прервал радиолокационный контакт. Через 10 дней он был в Бресте— другом французском порту. Теперь «Бисмарк» был один.

В тот же вечер английская эскадра под командованием адмирала Тови начала подходить к своим кораблям.  Авианосец «Викториес» получил приказ сократить дистанцию до немецкого линкора и атаковать его. В 22.10 с него вылетели девять торпедоносцев «Суордфиш» и торпедировали «Бисмарк».  Одна из торпед попала в правый борт немецкого корабля, но не причинила ущерба, угодив г главный бронепояс, убив одного матроса. К слову это была первая потеря на немецком линкоре.

Охота на Бисмарка
Охота на Бисмарка

Стоит отметить, что противоздушная защита «Бисмарка» была рассчитана на более современные самолеты. Зенитная артиллерия линкора не могла склонятся низко над водой. Поэтому летевшие над водой «Суордфиши» не были сбиты. Все самолеты успешно вернулись на авианосец в 02.32 несмотря на отвратную погоду и слабую подготовку экипажей. В последующих событиях это сыграет важную роль.

Тем временем английские корабли отстали. Они опасались атак немецких подводных лодок и во время погони совершали противолодочные маневры. В следствии этого они потеряли контакт с линкором утром. Но уже днем перехватили посланную «Бисмарком» радиограмму и запеленговали его. Однако при передаче приказов на флот англичане допускают ошибку в сообщении и часть кораблей поворачивают на север к Исландии. Ошибку вскоре обнаруживают, но было потерянно время.

Воспользовавшись этим в ночь с 24 на 25 мая «Бисмарк» прерывает радиолокационный контакт и берет курс на северо-запад пересекая собственный пенный след. В результате британцы проскакиваю мимо. С «Саффолка» в 04.02 25 мая передают— контакт с врагом потерян.

В это время на «Бисмарке» резко ухудшилась. Недавняя авиационная атака имела косвенные последствия. В ходе нее кораблю пришлось увеличить свой ход.  Листы, которыми заделали пробоину от попадания «Принца Уэльского», «отклеились» и котельное отделение № 2 полностью затопило. Корабль набрал еще больше воды, потеряв три узла в скорости, усилился крен на нос. Адмирал Лютьенс принимает решение взять курс прямо на Брест. Обо всем этом он отправляет две радиограммы еще утром 26 мая в промежутке 07.00-08.00. Их перехватили англичане. Одну радиограмму удалось расшифровать. Теперь британские силы знали о пункте назначения, но не сумели запеленговать местоположение корабля.

Желая поквитаться за свой линейный крейсер, англичане поднимают в воздух все доступные самолеты для прочесывания океана. 26 мая в 10.11 они находят неуловимый линкор. Его обнаруживает гидросамолет «Каталина» со смешанным англо-американским экипажем.  К слову в тот момент США еще не вступили официально в войну, как и Ирландия. Последняя разрешала британским военным самолетам летать через свое воздушное пространство в числе которых и была та самая «Каталина». Это и позволяло сильно увеличить радиус поисков за счет сэкономленного топлива.

Несмотря на все проблемы удача сопутствовала «Бисмарку». Он успевал войти в воздушное пространство, контролируемое Люфтваффе. Это гарантировало почти полную защиту для немецких моряков. Теперь перед адмиралом Тови стояла единственная задача—замедлить движение немецкого корабля. Единственные кто мог это сделать было соединение «H», вышедшее из Гибралтара, в состав которого входил авианосец «Арк Ройял». В 14.53 с него взлетели пятнадцать торпедоносцев в район нахождения «Бисмарка».  В момент их подъема в воздух погода была ужасной. Без остановки шел дождь. Огромные волны заливали взлетную палубу, а килевая качка на корабле достигала 30 градусов. Видимость едва доходила до сотни метров. Летчиков не оповестили о том, что в данном районе находиться легкий крейсер «Шеффилд». Встретив его на своем пути они по ошибке приняли свой корабль за немецкий линкор и выпустили в него 11 торпед. По счастливому стечению обстоятельств не одна из них не попала в цель.

В 17.42 26 мая 1941 года «Шеффилд» устанавливает визуальный контакт с линкором. Незамедлительно туда направляется «Арк Роял». В 20.45 с сего взлетают 5 торпедоносцев. Из них два самолета летели настолько низко, что зенитная артиллерия корабля находилась выше них. Расчеты еле различали самолеты среди волн океана—с 19.00 погода резко ухудшилась, начался сильный шторм. Пилоты выпустили торпеды и добились трех попаданий.  Одно из них стало роковым. Уклонявшийся от торпедной атаки «Бисмарк» разворачивался влево. Вместо попадания в броню одна из торпед попала в корму — заклинив рули в положении 12 градусов на левый борт. Немецкий линкор начал крутиться на месте описывая циркуляры. Усилия экипажа по восстановлению управления успеха не имели. С линкора была отправлена последняя радиограмма: «Потеряли управление. Будем биться до конца».

В 21.46 с «Бисмарка» открыли огонь по «Шеффлиду» и добились попадания ранив двенадцать моряков. Легкий крейсер отступил. Через несколько часов линкор снова вступил в бой. На этот раз с соединением из пяти эсминцев. Обе стороны не добились попаданий. Англичане снова отступили. Около 01.42 капитан линкора получил радиограмму— на помощь шли подводные лодки и вылетели морские бомбардировщики.

Однако бомбардировщики так и не прилетели. Подводные лодки явно не успевали прийти на помощь. Ночью был отдан приказ остановить машинные отделения. К утру команды снова попыталась восстановить управление кораблем и попросила капитана отдать приказ на малый ход. Линдеманн на это лишь ответил: «Делайте, что хотите». Понимая всю безнадежность своего положения адмирал Лютьенс приказал подготовить к взлету гидросамолет, который использовался на корабле в качестве разведки. Пилот должен был взять курс на Францию взяв с собой корабельный журнал, видеосъемку боя с «Худом» и секретные документы. Катапультирование самолета оказалось неудачным. Началась подготовка новой попытки, но время вышло. В 08.15 на «Бисмарке» в последний раз прозвучала боевая тревога.

Последний бой

Первыми огонь открыли британские линкоры «Кинг Джордж V» и «Родней» из 356 мм и 406 мм орудий соответственно.  Первый залп прозвучал с «Родней» в 08.47. «Бисмарк» отвечал им из своих 380 мм орудий. Но из-за крена и неуправляемости кораблем точность его огня была низкой, а маленькая скорость в 7 узлов делала его легкой мишенью. Весь огонь немецкий линкор сосредоточил по «Роднею», капитан которого начал сокращать дистанцию, намереваясь повторить свой недавний успех с «Худом».

В то же время «Кинг Джордж V» держал дистанцию. Корабль мучили проблемы с узлами башней главного калибра. Они трижды выходили из строя во время боя. Первая на 30 минут, четвертая на 10, вторая на 2 минуты.

В 09.00 к бою присоединились тяжелые крейсера «Норфолк» и «Дорсетшир». В 09.02 снаряд, выпущенный из «Норфолка» уничтожил главный дальномерный пост на фок-мачте. В 09.08 «Родней» дважды попал по «Бисмарку». Первое попадание вывело из строя две носовые башни главного калибра. Второе уничтожило командирский мостик убив большинство старших офицеров. Немецкий линкор был объят пламенем, все мачты были уничтожены и в небо уходил огромный столб дыма. Однако механизмы корабля продолжали функционировать, экипаж сражался и не спускал флага.

В 09.20 первая из кормовых башен главного калибра была уничтожена. Вторая в 09.30 дала последний залп и смолкла. Воспользовавшись этим «Родней» подошел на дистанцию прямого выстрела в 3 километра.  С линкора отчаянно продолжали вести по нему огонь расчеты орудий вспомогательного калибра, но они один за другим уничтожались огнем британских кораблей. Не видя выхода из сложившейся ситуации экипажу корабля был отдан приказ открыть кингстоны и покинуть корабль.

Оставшиеся в живых, пытающиеся подняться на борт HMS Dorsetshire
Оставшиеся в живых, пытающиеся подняться на борт HMS Dorsetshire

Неизвестно точно кто именно отдал приказ. Часть выживших утверждала, что распоряжение было от капитана корабля. Другие, что от старпома фраген-капитана второго ранга Оелса. Собственно, он и руководил всеми мероприятиями по затоплению корабля. В то же время «Дорсетшир» подошел на расстояние в 2 километра и дал два торпедных залпа в правый борт, оплыл и дал еще один в левый борт немецкого линкора. Все это время другие британские корабли не прекращали огонь ни на минуту.

27 мая 1941 года в 10.39 гордость Третьего Рейха и флагман Кригсмарине пошел на дно килем в верх. Таким образом королевские военно-морские силы Великобритании отомстили за гибель королевские военно-морские силы Великобритании.

Из экипажа в 2200 членов экипажа выжило 114 человек. Для спасения немецких моряков остались «Дорсетшир» и эсминец «Маори». Они подобрали 111 человек, включая единственного уцелевшего офицера, но из-за тревоги, поднятой с обнаружением немецкой подводной лодки U-74, покинули место сражения. Поэтому более 800 моряков утонули. Вечером того же дня U-74 смогла проскочить к месту гибели «Бисмарка» и подобрала еще трех выживших. Из выживших впоследствии умерло еще четыре человека по причинам ранений и переохлаждения.

Последствия   

С одной стороны, бои с «Бисмарком» наглядно продемонстрировали военным насколько сложно потопить линкорам друг друга даже в условиях численного перевеса. С другой продемонстрировала огромную значимость авианосцев и их авиагрупп— предопределившее исход событий повреждение нанесли именно самолеты.

Для немцев потеря линкора оказалась существенным ударом. Руководство ВМФ Германии спустя пару месяцев откажется от рейдерских операций надводными кораблями и сделает главную ставку на подводные лодки. Это даст новый виток в битве за Атлантику.

С другой стороны действия немецкого линкора отвлекли значительные силы британского флота—два авианосца, восемь линкоров, четыре тяжелых и семь легких крейсеров, двадцать один эсминец и огромное количество самолетов. Но и этого едва хватило. Зато на оголенных коммуникациях за этот период немецкие подводные лодки потопили массу транспортных судов. К тому же британское соединение «H» ушло из средиземного моря, что позволило немцам без особых проблем захватить остров Крит. Последнее оказало сильный эффект на победы немецких войск в Африке.

Интересные факты

В последнем бою по «Бисмарку» было выпушено 2876 снарядов калибром от 133 мм до 406 мм. Из них зафиксировано около 400 попаданий.

Во время похода свастика и другие атрибуты нацисткой Германии на линкоре были накрыты брезентом в целях маскировки. Брезент не снимался даже во время последнего боя.

По словам английских моряков, часть немецкого экипажа пошла с кораблем на дно с поднятыми руками в виде приветствия.

Капитан корабля считается погибшим в результате уничтожения капитанского мостика. Однако часть выживших моряков утверждали, что именно он отдал приказ на открытие кингстонов и остался добровольно на корабле.

Немецкое командование узнало о гибели линкора из сообщения британского информационного агентства «Рейтер». До этого командование во Франции «Запад» несколько часов слало сообщения на затонувший корабль.

О гибели корабля Гитлер узнал только 28 мая. Об этом ему сообщили только после его прямого вопроса.

Британский эсминец «Казак» уже возвращавшийся на базу заметил среди обломков кота и спас его. Впоследствии животное приобретет дурную славу среди британских моряков.

Адмирал Тови восхищался героизмом и мужеством немецких моряков, давших последний бой в самых неравных условиях. Но руководство Великобритании и Адмиралтейства запретило ему выступить с такими словами публично, хотя и разделяло его взгляд на произошедшее. Только много лет спустя английский адмирал напишет об этом в своих мемуарах.

Ушедший под воду килем в верх, «Бисмарк» перевернется еще раз и сядет на морское дно килем в низ. В процессе погружения из него выпали орудийные башни и находиться рядом с остатками корабля.

Кинорежиссер Кэмерон в 2002 году спускался к останкам корабля.

После Второй мировой войны развернулась дискуссия о том, что послужило причиной затопления «Бисмарка». Британские историки не верили выжившим немецким морякам, утверждавших—корабль пошел ко дну после открытия кингстонов. Глубоководные экспедиции, предпринятые исследователями Мёнсеном, в 2001, и МакДоулэллом показали следующие:

  1. Броня корабля не была пробита. Об этом свидетельствуют вмятины на бортах корпуса;
  2. Кингстоны на корабле открыты.

Эти факты подтвердили слова выживших членов экипажа.

Поделится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наверх