Главная страница » Арест венецианцев в Константинополе в 1171 году и влияние этого событие на будущее Византии

Арест венецианцев в Константинополе в 1171 году и влияние этого событие на будущее Византии

Начиная с конца XI в., а точнее, с утверждения на византийском престоле династии Комнинов, Византия вышла на новый уровень во взаимоотношениях с европейскими государствами. Прямое столкновение с Европой, экспансия которой, начиная с конца XI в., ощущалась не только на границах империи, но также и в основных торговых центрах Византии. Это были и монастыри бенедиктинцев (в Адрианополе и Кибитосе), созданные для европейских паломников, и храмы латинского обряда в кварталах итальянских морских республик (в Константинополе, Диррахие и на о. Родос), и франкские отряды в рядах армии ромеев, и множество недовольных норманнов с Сицилии. Среди них особенно выделялась Венецианская республика.

Византия и Венеция

Алексей I Комнин
Алексей I Комнин

Апогеем взаимоотношений между республикой и империей является дарование венецианцам торговых привилегий, выраженных в хрисовуле Алексея I Комнина 1082 г. Хрисовул императора предоставлял венецианским торговцам право купли-продажи на всей территории Византии, освобождая их от всякого рода таможенных, портовых и связанных с торговлей налогов. При этом, невзирая на официальную схизму между Константинополем и Римом, венецианцы получают несколько храмов в столице империи, а их патриарх Градо — ежегодное подношение. Это свидетельствует о том, что, несмотря на церковный раскол между Востоком и Западом, антагонизм, как таковой, в обществе еще не проявлялся.

Значение дарованного хрисовула в последующем развитии Венецианской республики и регрессе византийской экономики сложно переоценить. Объяснить это можно тем, что хрисовул наносил сильнейший торговый ущерб экономике империи, ставя ромейских купцов в крайне неблагоприятное положение. Для венецианцев же отныне одним из самых важных аспектов внешней политики становится сохранение этих экономических уступок, и они на протяжении ста лет будут твердо отстаивать эти привилегии, добиваясь подтверждения их от каждого нового василевса.

Уже император Алексей I Комнин, ощутивший всю пагубность своего хрисовула, и его сын Иоанн II предпринимали разного рода попытки и ухищрения для лишения венецианцев их исключительных экономических прав. Были и попытки сближения с прямыми конкурентами Республики св. Марка, были и открытые выступления против жителей лагуны. Однако все эти усилия не увенчались успехом.

Действия Мануила I Комнина

Мануил I Комнин
Мануил I Комнин

С этой же проблемой с воцарением на византийский престол неминуемо столкнулся и император Мануил I Комнин (1143‒1180). С вступлением на престол от нового императора требовалось в числе важных решений подтверждение прав венецианцев, прописанных еще в хрисовуле его деда. Первоначально он подтвердил права Венеции, чем вызвал недовольство среди граждан своей империи. И на то были свои причины. К 1147 г. противник Византии норманнский король Сицилии Рожер (1130‒1154) приступил к наступательным действиям в западных и южных областях империи. В это же время надвигался Второй Крестовый поход, столь нежелательный для Константинополя. Все это требовало привлечения средств, войск и дипломатических ухищрений василевса, ставившего главной целью предотвращение угрозы для государства. Он был вынужден прибегнуть к помощи военного флота Венеции, по-прежнему сильнейшего в Средиземноморье.

Летом 1147 г. Мануил направил дипломатическую миссию в Венецию для того, чтобы обратиться к Республике св. Марка за помощью в борьбе с норманнской угрозой. Неприемлемая для Венеции политика Сицилийского королевства заставила республику немедленно откликнуться на просьбу императора ромеев. Несколько месяцев спустя, в октябре 1147 г., Мануил издал указ для венецианцев в знак благодарности за их помощь. В очередном договоре жители лагуны расширяли прежние привилегии хрисовлов 1082 и 1126 гг., добившись новых уступок. При Мануиле Венеция увеличивает свои владения в Константинополе. К территории свободной беспошлинной торговли добавляются острова Кипр и Крит и то, что ранее не было прямо оговорено.

Герб Республики Венеция
Герб Республики Венеция

Впоследствии, пытаясь ослабить венецианцев, Мануилом были заключены торговые союзы и с другими итальянскими городами-республиками — конкурентами жителей лагуны. В 1169 г. был заключен договор с Генуей, а в 1170 г. — с Пизой. Василевс смог умело воспользоваться конкуренцией между итальянскими морскими городами, провоцируя между ними недоверие и вражду, держа их под контролем, «чтобы один из них не усилился в ущерб другому».

Тем не менее Венеции, несмотря на ухищрения Мануила, удавалось сохранять особое положение в его империи. Например, количество латинян, при нем проживавших в Константинополе, доходило до 80 000, среди которых венецианцы составляли большинство, будучи наиболее привилегированными и одними из самых нежелательных элементов.

Арест венецианцев

Генуя
Генуя

К 1170 г. политическая ситуация принимает благоприятный оборот для Византии, и император Мануил Комнин решает открыто расторгнуть тяготивший договор с Венецианской республикой. Однако предшествующее изгнание в конце шестидесятых годов из Константинополя пизанцев и нежелание Генуи отстраниться от союза с Фридрихом Барбароссой заставило василевса повременить с принятием своего решения. В противном случае Византийская империя могла оказаться перед лицом флота трех могущественных морских республик Италии.

Важно заметить, что на вероломный арест венецианцев Мануилом I Комниным повлиял целый ряд причин:

  1. сближение императора Мануила с Пизой и Генуей было негативно воспринято Республикой св. Марка, но точно так же и ответный союз Венеции с Сицилийским королевством возмущал василевса и ставил под угрозу Византийскую империю;
  2. оказывая помощь венгерскому королю Стефану III (1147‒1172), венецианцы сумели завоевать практически все прибрежные города, кроме Зары. Но после 1167 г. император Мануил Комнин, одержав победу над Стефаном, захватил ранее завоеванные им территории и таким образом лишил венецианцев этих земель. В Венеции, будучи недовольны этими событиями, отказали василевсу в помощи в образовании в итальянском городе Анкона (которая поддержала василевса) византийской колонии, или, иными словами, в возрождении Равеннского экзархата. Здесь имели место случаи открытого противостояния;
  3. важно отметить личный характер венецианской проблемы для Мануила I Комнина — он не мог забыть оскорбления, нанесенного ему жителями лагуны при совместной осаде крепости острова Корфу;
  4. решение о грядущем аресте было частично вызвано реакцией жителей Византии на бесчинства и агрессию непопулярного в народе чужеродного меньшинства, злоупотреблявшего своими исключительными привилегиями, т.е. венецианцев;
  5. принимая решение о повсеместном в Византийской империи аресте граждан Венецианской республики и их имущества, император Мануил, помимо решения ряда других важных для его государства проблем, мог существенно обогатить казну.

В 1171 г. венецианцы совершили нападение на генуэзский квартал в Константинополе, при этом они отказались выполнить указ императора о возмещении убытков. Это был прекрасный повод для осуществления, задуманного императором. Не теряя времени, Мануил издал указ, обязавший венецианцев восстановить разрушенное и возместить убытки своих конкурентов. После того как василевс получил ожидаемый отказ от жителей лагуны, 4 марта был издан новый указ, где предписывалось конфисковать имущество всех венецианцев, проживающих на территории всей Ромейской империи. Мануил смог мобилизовать флот из более чем 100 судов и координировать арест венецианцев по всей империи. Таким образом, в один день был нанесен мощнейший ударпо Республике св. Марка. Корабли и собственность были конфискованы. В одном Константинополе было захвачено около 10 000 человек. Немногим удалось спастись, лишь часть венецианцев укрылась на кораблях.

Реакции Венеции

Республика Венеция
Республика Венеция

Реакция в Венеции была незамедлительной, когда эта весть дошла до Риальто. То, что нападение на генуэзский квартал было предлогом для действий византийцев, венецианцы не сомневались. Они подчеркивали коварство Мануила, старавшегося привлечь в пределы Византии как можно больше венецианских торговцев для нанесения более эффективного удара. К тому же сами «генуэзцы объявили, что венецианцы к этому отношения не имели»(т. е. к погрому их квартала в Константинополе).

Оперативность, с которой был исполнен указ императора Мануила по всей империи, показала, что все было спланировано заранее. Вспомним, что двумя годами ранее василевс уверил гарантиями их в своем дружелюбном отношении, однако «венецианцы, возможно, ожидали репрессий со стороны восточного соседа, и тем не менее удар, нанесенный им Мануилом, был все-таки внезапным». При этом так случилось, что гарантии безопасности привлекли в Византию дополнительные капиталы Республики св. Марка.

Данное решение «венецианского вопроса» Мануилом Комниным было слишком вероломным, несмотря на всю сложность ситуации. Император Мануил должен был быть готовым к ответной реакции венецианцев и учитывать то, что они этого не забудут. Как покажет время, учтя первое, василевс ошибся в последнем. Несмотря на отчаянное преследование, спасшиеся от погрома достигли Венеции, сообщив о страшной новости. Венецианцы приготовились к войне, хотя среди них были и сторонники мирных переговоров. И все же было принято решение организовать карательную экспедицию для вторжения в Византийскую империю. Невзирая на все трудности, суровыми мерами Венеция сумела выставить флот из 120 судов. И хотя венецианские анналы свидетельствуют о направлении армады к столице ромеев, на наш взгляд, уместнее согласиться с британским византологом Д. Николя (Nicol Donald M.), утверждающем, что целью дожа было разорение прибрежных территорий василевса, чтобы вынудить вести его мирные переговоры. Эскадра, возглавляемая самим дожем Витале Микеле (1156‒1172), в сентябре 1171 г. направилась к Далмации. Останавливаясь в портах Далмации и Истрии, флот пополнялся венецианскими подданными в этих областях. Добравшись до Эвбеи, эскадра дожа приступила к переговорам с ожидавшими их послами василевса. Витале Микеле II принял предложение Мануила о перемирии, тогда как Мануил I Комнин узнавал, таким образом, о численности венецианцев. Учитывая то, что венецианцы — это прежде всего успешные торговцы, не стоит удивляться их согласию решить вопрос все же мирным путем.

Однако василевс умышленно затягивал переговоры: продление было на руку ромеям. Затяжные мирные переговоры венецианцев с василевсом явились самой большой неудачей в жизни дожа Витале Микеле. Страшная болезнь посетила лагерь венецианцев. К началу весны 1172 г. многие погибли, а выжившие были деморализованы и физически слабы. Узнав об этих событиях, Мануил окончательно понял, что ситуация в его руках. Ко всем бедам венецианцев прибавилась нехватка продовольствия. С каждым днем ситуация обострялась. К Пасхе 1172 г. в лагере венецианцев все более росло недовольство на руководство, в котором видели чуть ли не предательство. В связи с этими событиями «миролюбие дожа и неподатливость Мануила возрастали». Было отправлено третье посольство, возглавляемое Энрико Дандоло (ок. 1108‒1205).

Стоит уделить особое внимание посольству, в котором принимал участие будущий дож Энрико Дандоло, под руководством которого венецианцы участвовали в захвате Константинополя в 1204 г. В исторической науке на основании различных хроник и рукописей существует несколько точек зрения. По одной из них будущий дож во время переговоров в Константинополе был ослеплен при содействии византийцев. Мы же придерживаемся иной точки зрения, согласно которой Энрико Дандоло ослеп от преклонного возраста. В статье, написанной американским исследователем Томасом Ф. Мэдденом (Thomas F. Madden), посвященной личному отношению будущего дожа к Византийской империи, приводятся и подробно рассматриваются доказательства того, что он не был ослеплен и не имел личной обиды, осаждая Константинополь. Однако, соглашаясь с первым (тем, что дож ослеп), мы не можем себе позволить согласиться со вторым тезисом (отсутствием личной обиды). Одну из причин присутствия Энрико Дандоло в 1204 г. под стенами византийской столицы ярко подтверждают слова Никиты Хониата о нем: «…человек уже слепой и преклонный старик, но в высшей степени вооруженный и ослепленный против римлян». Андреа Дандоло в своей «Хронике» отмечал, что венецианцы гордились тем, что Энрико Дандоло отомстил за вероломство Мануила. Как замечал британский византинист Дональд Николь (Nicol Donald), описывая реакцию венецианцев: «они никогда не могли простить императора Мануила I Комнина за вероломный арест тысяч своих граждан и лишения их имущества».

Зал Большого совета во Дворце дожей. Франческо Гварди. Лувр. Париж
Зал Большого совета во Дворце дожей. Франческо Гварди. Лувр. Париж

Возвращаясь к событиям 1171 г., важно заметить, что экспедиция венецианцев закончилась неудачей, представители знатных семей в большинстве своем погибли, так и не увидев противника. Флот был на грани мятежа. К тому времени из Константинополя вернулось посольство, возглавляемое Энрико Дандоло, не добившееся успеха. Подобный ход событий стоил жизни дожу Витале Микеле. По возвращении на Риальто, встреченный бурей недовольства, он был убит. Мануил же убедил очередное посольство, что мир будет заключен, рекомендовав им вернуться вместе с новыми его представителями, которые, прибыв в Венецию, «говорили новому дожу сладкие речи».

Подобное издевательское отношение со стороны византийского правительства вызвало заслуженное негодование республики св. Марка: «Дож прекратил переговоры» и «была забыта последняя связь, притягивавшая Венецию к Византии». Однако венецианцы впоследствии не раз принимали попытки еще при императоре Мануиле I Комнине вернуть утраченные позиции в столице ромеев. Под этими словами об утрате связи, скорее, стоит понимать утрату доверия венецианцев к Византии.

Со временем, уже при императоре Андронике I Комнине, венецианцы вернут себе прежние привилегии.

В заключение необходимо отметить, что решение венецианского вопроса для династии Комнинов, начиная с Алексея I, было действительно одним из важнейших. К тому же, наплыв европейских торговцев и захват ключевых позиций на византийском рынке, ввиду императорских привилегий, вызывал у византийцев негативное отношение к латинянам, поднимая этот вопрос на общенациональный уровень. Попытки дипломатического решения данной проблемы не приносили результатов на протяжении многих десятилетий. В результате стечения целого ряда обстоятельств в 1171 г. Мануил I Комнин принимает решение об аресте всех венецианцев и конфискации их имущества на территории всей империи. Этот вероломный поступок — арест граждан Венеции приносит свои плоды, Византия аннулирует соглашения с республикой св. Марка без каких-либо серьезных последствий. Однако это событие повлияло как на рост антагонизма европейцев по отношению к византийцам, так и на активное участие Венеции в катастрофическом для Константинополя четвертом крестовом походе 1204 г и последующем падении Константинополя.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх